Загадки про пролив дрейка



Загадки про пролив дрейка

Larisa Larisova

Кто знает . ответьте пожалуйста, правда ли что кто прошёл пролив Дрейка — может называется настоящим моряком? моряк дрейк пролив

Я прошёл через ад, меня сожгли инквизиторы на костре в 1312 году, от рождества Христова, меня мучили демоны демоны в аду, потом я попал в рай, но согрешил, и пал на землю.

Кто перешел экватор — точно. Вроде традиция. Еще кто то говорил, кажется, у Гашека, что выпив кружку настоящего грога ты переплывешь ла-Манш. Пил я грог. Мерзость такая!

Андрон Шрайбикус

У меня тесть ходил на "Ленине" и на "Арктике". Стармехом причем. До Дрейка не ходили, это наши ледоколы. И кто скажет, что он не моряк, пусть бросит в меня камень.

Вячеслав Федоров

Я знаю, что говорили мне в своё время, что кто работал на Каспии, тому не страшны никакие моря. На Каспии из 7 дней — 5 штормовых. Это я на себе испытал.

Я ранее ходил в море, так это так хвастались те, кто высокомерный хвастун был. А так нормальные моряки проходили его, да и ладно как обычное дело было.

тому можно серьгу в ухе носить . и в любом пабе ему всегда бесплатно нальют кружку эля . Настоящий морской волк кто свою судьбу с морем связал .

Сергей Дегтярев

А если мыс Горн обогнул, тогда кто? Человек может всю жизнь в каботаже проходить и быть моряком. В море все настоящие. Море игрушечных не любит.

Larisa Larisova

Я просто не знала

Сергей Дегтярев

Надежда Генералова

https://hasta-pronto.ru/wp-content/uploads/2014/11/drake-passage.jpgОтветить не могу но вопрос заинтересовал.Узнала много интнрнсного о нем.Спасибо за интересный вопрос.

Larisa Larisova

Я фильм смотрела с ним связанный (проливом) вот и стало интересно правду ли там говорили:-"прошедший этот пролив настоящий моряк"

Надежда Генералова

Древний обычай. Пираты колечко в ухо вставляли. Шторма и скалы. Много там судов разбилось в прошлом. Золота на дне до сих пор наверное полно.

Дрейк,кажется пират? А если пират, то такой пролив в Карибском море может быть,значит,моряк настоящий, но это всего-лишь предположение

Источник

Потопы и глобальные катастрофы: от мифологии до геологии. Часть 2

Но вот некоторым интернет-пользователям везет больше, они находят. Открывают программу Google Earth и находят. Вот, смотрите, пролив Дрейка. Из Пацифики в Атлантику, дескать, переливалась вода и так намыло. Внизу я показываю, что на самом деле. На самом деле это отдельная тектоническая плита, называется плита Скотия, и вот ее границы так видны. А вот кружочком я подвел — это островная вулканическая дуга, то есть потоп там не при чем.

Горы Аппалачи очень любят выдавать за следы потопа. Ну, вот видите, какие-то линии, типа вода текла. Но на самом деле это складчатая область, там, где слои пород смяты в складки, привожу кусочек геологической карты. Представьте себе, накапливались слои горизонтально, потом континенты столкнулись и их смяло. Можете дома сделать слоёнку из пластилина, ее смять, срезать и получите такую же картинку. Здесь разным цветом на геологической карте показывают разновозрастные образования.

Ну и очень любят следы потопа находить в пустынях. Но это обычные дюны. Следы течения воды и следы течения воздуха действительно похожи.

Что ж, потопов не было? «А вдруг, — скажет кто-то, — геологи настолько зашорены уже, что в упор не видят этих следов?»

Но вот, видят. Вот это следы реальных потопов, это в Северной Америке, называются они Скэбленды. Здесь одна картинка у меня не очень удачная, как сказала коллега, а вот другие удачнее. Сухие водопады — его видно справа [в правом верхнем углу], сейчас там особо воды не течет, а текло много. Ну и самая впечатляющая картинка [в правом нижнем углу] — это гигантская волновая рябь течения. Такое вы можете увидеть в ручьях, но там, обратите внимание, дорога. То есть это такая гигантская рябь. Как это случилось? Кто смотрел «Ледниковый период-2» сразу все поймут.

Кордильерский ледниковый щит существовал на севере Северной Америки. И вот ледник, сползая по долине реки, перекрывал долину, получалось подпрудное ледниковое озеро — озеро Миссула, потом оно прорывалось и огромные массы воды разливались на равнину. Коричневым заштрихована пострадавшая территория.

Кроме того, Гросвальд — наш отечественный видный гляциолог, выдвинул гипотезу трансконтитентальных литосферных катастроф. Он анализировал геоморфологию, то есть облик Земли. И многие формы рельефа, которые в общем-то были давно известны, он объединил в целую систему. Это линейные формы рельефа, и он предположил, что это тоже следы гигантского стока, которые берут свое начало от ледника. И что такие вот гигантские стоки существовали тоже порядка 10 тысяч лет назад. Ну а что было источником? Северный Ледовитый океан. То есть Северный Ледовитый океан становился гигантским подпрудным напорным озером и там вода копилась, лед ее выдавливал, и она «свистела» через весь континент. Так что видим мы всё [геологи].

Ну и напоследок хочу быстро рассказать о мифе о великом потопе в XVIII веке.

Если кто не помнит, есть люди, которые показывают такие картинки, что видите, дом ушел под землю — значит был потоп. О культурном слое рассказал предыдущий докладчик, я расскажу о геологии.

Как можно вызвать потоп? Ну может землетрясение случилось где-то в Северном Ледовитом океане? Мы видим на карте землетрясений, что не очень-то они там случаются.

Может быть метеорит упал? Ну, опять же, ударных кратеров у нас много, и даже в районе Ледовитого океана что-то там есть, но они все древние. А единственный самый молодой кратер — вот он, в Казахстане, ему порядка миллиона лет по некоторым данным.

Вулканы, вулканические извержения. У нас подходят более-менее по времени — это вулкан Лаки. Он никаких цунами вроде бы не делал и был не очень-то сильный. Ну а самый сильный вулкан, который достался на головы исторического человека, это вулкан Тамбора. Его извержение убило порядка 70 тысяч человек, вызвало цунами, правда не там, где нам надо, и высотой всего 4 метра. Ну а Европе тоже досталось от вулкана Тамбора, он устроил год без лета в Европе. Дым, пыль заслонили солнце — было холодно.

Посмотрим, может быть в ледниках что-то найдется, какие-то следы. Ледники исследуются, их пробуривают, составляют колонку соотношения возраста и глубины и показывают. Нам интересны нижние графики. Красным показано содержание иридия и платины, и уже причем именно космогенной. Мы видим, что что-то такое довольно крупное могло упасть на Землю более тысячи лет назад, позже не было. И на климат оно (это верхний график) все равно не повлияло.

Вулканы также оставляют следы в ледниках. Серная кислота попадает в атмосферу, попадает в ледники. Тут наши знакомые Тамбора и Лаки, ничего нового. Лаки имеет пик чуть-чуть побольше, потому что ледник из Гренландии. Чтобы не говорили, что здесь все подстроено, вот какой-то неидентифицированный вулкан, который наследил, но не знаем кто.

И последняя, самая сумасшедшая гипотеза: ядреной бомбой долбанули по Гиперборее, она утонула и все, цунами прошло. Ну тут огорчу, что от такой бомбы должен остаться кратер, а во-вторых должны остаться следы. Я честно искал плутоний, цезий — не нашел. То ли скрывают, то ли никому не надо на этот период. Но нашел С-14 — углерод, радиогенный, используется в радиоуглеродном методе и, что для нас ценно, он образуется при взрывах атомных бомб. И вот для XVII — XVIII века мы видим, что график содержания углерода, причем это по спилам деревьев, меняется плавно. Плавно повышается, плавно снижается. Для XX века резкий подъем, пик, а потом плавное снижение. Почему [в районе 1964 года] началось снижение? Потому что годом ранее подписали договор о запрете наземных, подводных и космических испытаний. То есть бомбы тоже не было.

Ну и самое последнее: если очень хочется, но нельзя, то можно. Давайте представим, сколько воды надо налить, чтобы затопить, например, Москву. Больше 200 метров воды нужно, чтобы все затопить. У меня вопрос, как у геолога: если мы затопим все, откуда будет браться материал, чтобы накапливаться? Вот когда потоп будет сходить, материал действительно будет смывать вместе с этими водами и должно быть, что в Петербурге, в низине, все завалено по крышу, а Москва — это область размыва. На деле нам показывают картинки наоборот, что в Москве у нас двухметровый культурный слой, у потопа, а в Питере — там полметра. Ну и вообще потоп должен был сильно поменять рельеф, города эти он должен был вообще стереть, особенно если цунами.

Ну сравните, настоящий потоп и фейковый. Тут снесло горы, тут кирпичи чуть-чуть пострадали.

Краткие выводы. Никаких свидетельств такого потопа в геологической летописи у нас нет. Если бы он был, он бы изменил рельеф, ну а потоп всемирный практически неосуществим. Если бы он случился, нас бы с вами тут не было.
Спасибо!

Список литературы:

1.С.В. Аплонов «Геодинамика», СПб, Изд-во С-Петерб ун-та, 2001

2. М. Гросвальд «Евразийские гидросферные катастрофы и оледенение Арктики» М.: «Научный мир», 1999

3. Muller, R.D., M. Sdrolias, C. Gaina, and W.R. Roest (2008) Age, spreading rates and spreading symmetry of the world’s ocean crust, Geochem. Geophys. Geosyst., 9, Q04006, doi:10.1029/2007GC001743.

4. Shonting, D., & Ezrailson, C. (2016). The Chicxulub Tsunami. Chicxulub: The Impact and Tsunami, 69–106. doi:10.1007/978-3-319-39487-9_4

5. Ryan, W. B. F., Major, C. O., Lericolais, G., & Goldstein, S. L. (2003). CATASTROPHIC FLOODING OF THE BLACK SEA. Annual Review of Earth and Planetary Sciences, 31(1), 525–554. doi:10.1146/annurev.earth.31.100901.141249

6. https://www.nationalgeographic.com/news/2017/03/channeled-sc.
“What the World Would Look Like if All the Ice Melted” National Geographic, sep 2013

7. https://www.nationalgeographic.com/magazine/2013/09/rising-s.
Gabrielli, P et al. (2004). Meteoric smoke fallout over the Holocene epoch revealed by iridium and platinum in Greenland ice. Nature, 432(7020), 1011–1014. doi:10.1038/nature03137

Еще:  Час занимательной экологии загадки природы

8. Stuiver, M., & Braziunas, T. F. (1993). Sun, ocean, climate and atmospheric 14CO2: an evaluation of causal and spectral relationships. The Holocene, 3(4), 289–305. doi:10.1177/095968369300300401

10. Википедия: Последняя ледниковая эпоха Земли; Изостазия; Antarctica; Earth Impact Database; File: Map of earthquakes 1900-.svg; File:Volcanic_eruption_map.svg

Александр Соколов: благодарю, Павел! Сейчас вопрос вам задаст эксперт Анна Лаптева, кандидат геолого-минералогических наук, доцент кафедры общей геологии и геокартирования МГРИ. Просим дать микрофон Анне.

Анна Лаптева: добрый день! Ну, я должна сказать, что если бы я была на стороне любителей РЕН ТВ, вы бы меня не убедили. Павел, все-таки, мифы о потопах, о глобальных катастрофах, есть практически у всех народов Земли, причем это и жители Евразии, и жители американских регионов. Предположим, мы можем связать идею глобального потопа с ледниковой составляющей, особенно если вспомнить ту карту, которую вы показывали по модели Гросвальда. Вся Евразия захватывалась вот этими вот его глобальными потоками воды. Мы можем проассоциировать потопы с многократным прорывом озера Миссула в Северной Америке. Что да, те, кто выжили, они, глубоко потрясенные произошедшей катастрофой, сохранили это в памяти поколений. Но самая известная легенда о потопе — это легенда библейская. Вряд ли здесь сложилась связь с евразийским или североамериканским ледниковым событием. Как вы думаете, все-таки, такая транснациональность, трансрегиональность идеи всемирного потопа с чем связана?

Павел Селиванов: ну, во-первых, я думаю, что часть этих распространенных мифов могла быть связана, конечно, с ледниковым периодом. Ну а что касается библейского потопа, этого мифа, то он берет свое начало все-таки из региона прибрежного, и там их регулярно затопляло. Не глобально, но их топило. И я думаю, что для них — они уже были довольно-таки оседлыми, если я правильно понимаю, и для них их небольшой мирок был всем миром, и поэтому они как-то экстраполировали. То есть то, что случилось с ними, то, что несло какие-то последствия, трансформировалось в этот миф о потопе.

Александр Соколов: я бы, кстати, добавил, что, наверное, этнографы с тезисом, что у всех народов мира был миф о потопе, поспорили бы, потому что есть достаточно обширные регионы, где миф о потопе неизвестен.

Павел Селиванов: не дошло туда, не дотопило.

Александр Соколов: не дотопило их. Вопрос делегата: а что было бы для вас убедительным доказательством реального всемирного потопа в обозримом прошлом?

Павел Селиванов: исходя из того, что я озвучил в своем докладе, всемирный потоп должен был сопровождаться какой-то жуткой жуткостью. Упал огромный астероид, вулканы, везде поля лавы. Это должно было быть то, что убьет все, всю многоклеточную жизнь. И помимо какого-то потопного слоя, который должен быть распространен по всему миру, мы должны в палеонтологической летописи видеть трагическую картину. Родилась, развивалась жизнь многоклеточная, росла-росла, дошла до динозавров, потом хоп — обнулилась и опять с одноклеточных, может быть, началось. Мы такого не видим, поэтому нет. Еще можно, конечно, придумать сценарий, если там каким-то мистическим образом вода появилась, потом ушла. Здесь сложно судить, но вообще наука не занимается такими вещами, мистическими. Она занимается реальными механизмами.

Александр Соколов: давайте вопросы в зале.

Любава: здравствуйте, меня зовут Любава. Вопрос такой. Я живу в Кузбассе, где часто очень много добывают угля. Как может повлиять и может ли вообще повлиять добыча угля в открытую на землетрясения или сходы оползней? Спасибо.

Александр Соколов: прокопают, наконец, оттуда вода как попрет и всех затопит.

Павел Селиванов: ну если открытым методом, то я бы тут больше даже не землетрясений опасался, а каких-то оползней. А какой дальше был вопрос?

Александр Соколов: может ли человек такой деятельностью спровоцировать сейсмособытия?

Павел Селиванов: мне, честно говоря, немножко сложно, но вот фрекинг нефти, говорят, провоцирует. Если очень много перекопать, то, наверное, что-то можно, но не так, чтоб уж глобально.

Олег: добрый день, меня зовут Олег. Вопрос не совсем о потопах, но по мотивам вашего выступления. Когда была показана карта Евразии, в очередной раз можно было обратить внимание на то, что все крупные евразийские и российские, соответственно, реки, впадают в Северный Ледовитый океан.

Павел Селиванов: кроме Волги.

Олег: хотелось бы спросить вот о чем. Не вызвано ли это еще и тем, что ледники, неоднократно приходящие к нам с севера, смогли прогнуть земную кору настолько, что возникло понижение на побережье Северного Ледовитого океана. Спасибо.

Павел Селиванов: звучит, в общем-то, заманчиво, но мне кажется, что нет. Потому что сейчас по большей части эти территории пришли в равновесие. Волга у нас идет в Каспий, а реки, мне кажется, и так бы текли туда, куда и текут, потому как уже все в равновесии практически.
Владислав: здравствуйте! Владислав, Москва. У меня вопрос следующий, тоже не совсем о потопах. В своей лекции вы говорили о том, что материки могут, что называется, перетапливаться, суша может возникать. А если взглянуть на историю Земли глобально? То есть порядка миллиарда лет. Все же суши стало больше, осталось примерно то же количество, или мы постепенно тонем?

Павел Селиванов: это сложный вопрос, потому что работают одновременно несколько процессов. С одной стороны, действительно, количество суши прибывает. У нас в результате этих коллизий континентов часть океана оказывается задавленной между сушей, пропитанной новыми выплавками гранитов, и площадь континентальной коры нарастает. С другой стороны, континенты — это область постоянного размыва, из континентов материал постоянно сносится в моря, и какой процесс в этой динамике преобладает, спорят до сих пор. У кого-то получается, что континентальной коры становится больше, у кого-то получается, что меньше.

Палпатин: здравствуйте, меня Палпатин зовут. Понятно, что примерно с тех пор, как на суше есть довольно сложная жизнь, потопы очень неправдоподобны. Но что насчет докембрия, когда разве что всякие бактерии и водоросли жили? Могли ли тогда происходить очень масштабные заливы суши водой? Потому что по некоторым теориям почти всю сушу ледники занимали, всякие криогении, когда всякая кислородная революция происходила. И если это происходило, то могли ли такие организмы это нормально пережить, или потом они заселяли все с нуля?

Павел Селиванов: вы знаете, там в докембрии очень сложно о чем-либо вообще уверенно судить, потому что у нас такое крупное деление на «эоны», есть у нас архей, протерозой. «Протерос» — это первичная жизнь. И вот последние, с кембрия начинается фанерозой. «Фанерос» — это явный, это эпоха явной жизни. В общем-то жизнь в докембрии, что она там была, нашли относительно недавно, и сейчас находят все новое и новое. И вообще сложно сказать, кто там жил. Вендобионтов там находят, еще спорят, они или не они, и поэтому, мне кажется, тут сложно говорить о потопах. Докембрий изучен довольно плохо. Насколько я знаю, теории в большей степени предполагают, что воды было на Земле поменьше. То есть что вода вроде как поступает из недр Земли вместе с вулканами и потихонечку накапливается. Хотя тут опять же споры. Увеличивается ее количество, уменьшается — спорят весьма продуктивно, но не приходят пока к согласию.

Роберт: здравствуйте, меня зовут Роберт, я студент-геолог, первокурсник. И на паре, когда я сказал, что вот, большая проблема, глобальное потепление, все из-за того, что сильная загазованность и так далее, антропогенное воздействие. На что мне преподаватель сказал, что это все чушь, и настоящая причина постепенного потепления, насколько оно идет, из-за того, что в океанах есть разломы. Оттуда выходит магма, и именно этот процесс повышает температуру. То есть там, где выходит магма, до 500 градусов доходит температура. Что вы можете сказать о данной теории?

Павел Селиванов: да, я что-то такое слышал, но вообще-то я боюсь ошибиться в порядках цифр, но Земля получает от солнца в виде излучения гораздо больше энергии, чем просачивается наружу из недр. Поэтому где-то локально может быть да, действительно горячо. Но все-таки чтобы разогреть весь земной шар, магматических процессов не хватает, потому что солнце греет нас больше, гораздо больше.

Александр: здравствуйте, меня зовут Александр и у меня вопрос. Какие города затопит ледниками вскоре? Просто я туда хочу съездить, в те города, которые еще не затопило, но вдруг затопит.

Павел Селиванов: в Венецию вот, она тонет прямо на наших глазах.

Александр Соколов: Питер тоже тонет.

Павел Селиванов: Питер, кстати, непонятно, надо более детально смотреть.

Александр Соколов: я знаю! Давайте выберем лучший вопрос, их было шесть штук. Влияние добычи угля на сейсмособытия, направление течения рек, изменение количества суши, докембрий, причины глобального потепления, и какие города скоро потопит.
Кто получит книгу Джонатана Смита «Псевдонаука»?

Павел Селиванов: давайте поощрим тягу молодого геолога к проблеме глобального потепления.

Александр Соколов: давайте. Молодой геолог получает книгу «Псевдонаука».
Павел, сейчас мы на экране увидим скетч Юлии Родиной по мотивам вашего выступления. Вы получаете пингвинопитека-джедая работы Павла Краснова.

Источник

«Могу класть ноги на стол и смело плевать против ветра»

Три крупнейших российских парусника ушли в экспедицию к берегам Антарктиды, организованную в честь 200-летия открытия белого континента русской экспедицией под командованием Фаддея Беллинсгаузена и Михаила Лазарева. Для «Седова» и «Паллады» поход станет полной кругосветкой, в то время как «Крузенштерн», пройдя Северную и Южную Атлантику и приняв участие в парусной гонке в районе Фолклендских (Мальвинских) островов, вернется в Россию к празднованию 75-летия Победы. На одном из самых сложных и интересных этапов кругосветки (Вальпараисо, Чили, — пролив Дрейка — мыс Горн — пролив Бигль — Огненная Земля — Ушуайя, Аргентина) на борту фрегата «Паллада» был корреспондент «Ленты.ру» Петр Каменченко. О том, как устроена жизнь на корабле, чем здесь кормят, зачем бьют в рынду и мочат скатерть, как не умереть от морской болезни и спастись при парусном аврале, читайте во второй части репортажа из «ревущих» сороковых широт южной части Тихого океана.

Еще:  Они разгадали загадку которой сто лет

Первую часть рассказа о морском путешествии можно прочесть здесь.

Покинув чилийский порт Вальпараисо, «Паллада» двинулась на юг вдоль Американского континента. В ближайшие две недели ей предстояло преодолеть самый сложный участок кругосветки: «ревущие» сороковые и «неистовые» пятидесятые широты, пройти проливом Дрейка, обогнув самый опасный в мире мыс — Горн, перейти из Тихого океана в Атлантику, а затем, миновав пролив Бигля, достигнуть самого южного города мира — аргентинского порта Ушуайя.

Зверь на палубе

За сутки «Паллада» прошла более двухсот миль, отдалившись на добрую сотню миль от побережья Чили. Несмотря на столь значительное расстояние от земли, за кораблем следовали несколько альбатросов. Они планировали, почти не шевеля крыльями, ловили воздушные потоки, взмывали вверх, закладывали петли, зависали на месте, снимали пером пену с волны и вновь уходили ввысь.

Моряки «Паллады» рассказывали, как один такой «зверь» сел на палубу и его попытались поймать. Размах крыльев альбатроса превышал два метра, а клювом он выбивала щепки из крепкого настила палубы.

Как устроена жизнь на корабле

Жизнь на корабле подчинена четкому распорядку. Общая побудка в семь утра. В это время в каждом кубрике, в каждом углу судна от камбуза до гальюна из приемников звучит голос: «Семь часов. Сегодня … (такое-то число). С добрым утром!» И через небольшую паузу, тактично, для тех, кто еще не проснулся: «Проверка аварийной сигнализации!» После чего по всему кораблю дребезжит звонок, со сном абсолютно не совместимый.

В 7:15 всех приглашают на утреннюю физзарядку. В 7:30 — на завтрак первую смену. И обязательно желают приятного аппетита. В 7:45 — на завтрак идет вторая смена. В 8:00 подъем флага.

Подъем флага на корабле — это совсем не то, что где-то на суше. Когда флаг поднимается, ты чувствуешь свою связь с родиной, что ты не какой-то там хрен с горы на краю света и сам по себе, а часть своей страны. Может, кто-то этого и не чувствует, а меня так реально пронимает. Хотя, каюсь, на подъем флага выходил не всегда. Завтракал долго, по своему сухопутному еще распорядку.

Днем: приборка на корабле и в кубриках, учебные занятия, спортивные тренировки, вахты, свободное время. Отбой в 23:00. Всем желают спокойной ночи.

Вахты четырехчасовые. За тяжелым деревянным штурвалом курсанты стоят по двое. Чтобы повернуть корабль на один румб при свежем ветре и боковой волне, приходится сделать четыре-пять оборотов штурвала. Еще двое курсантов в рубке следят за приборами, выверяют курс, определяют скорость и направление ветра…

На случай более тонкого маневра на мостике есть джойстик. Но все управление судном ручное. Никакого авторулевого или электрической закрутки парусов на учебном парусном судне нет. От штурвала к перу руля проходят тяги. Вместо лебедок — мозоли курсантов.

На мостике всегда присутствует капитан или его дублер, там же помощники капитана, штурманы.

Рында

Каждые полчаса вахтенный отбивает в корабельный колокол склянки. Вахта продолжается восемь склянок. Это морская традиция. Время всегда было важнейшим элементом навигации. Зная точное время, можно определить при помощи секстанта положение судна и рассчитать его скорость.

Само слово «склянки» происходит от названия песочных часов «склянцев», в которых песок пересыпался ровно за 30 минут. Такими часами традиционно пользовались моряки.

Корабельный колокол обычно называют рындой, хотя это и не вполне точно. Раньше «рындой» называли не сам колокол, а его звук. С корабельным колоколом связано немало морских традиций. Так Новый год на корабле встречали шестнадцатью ударами колокола. Старший по рангу член экипажа бил восемь раз, а вслед за ним еще восемь раз ударял младший юнга. Ребенка, родившегося в море, крестили в судовом колоколе. А умершего моряка провожали в последний путь восемью склянками, что означало «конец вахты». В Англии есть выражение eight bells (восемь ударов колокола), которое означает примерно то же, что русское «сыграл в ящик» или «склеил ласты».

Аврал!

Аврал всегда случается неожиданно. Оттого он и аврал! Но опытный моряк в любое время к авралу готов. Каждые полчаса он выходит на шкафут, на бак, поднимается на шканцы, откуда пристально оглядывает небо — не появились ли где опасные перьевые облака, слюнит на ветер палец и бормочет под нос, но так, чтобы было слышно: «А не пора ли реи брасопить» или «Пожалуй, стакселек следует поставить». После чего удаляется отдохнуть.

При объявлении парусного аврала курсанты и матросы надевают страховки, бегут на палубу и выстраиваются на шкафуте напротив мачт, к которым они приписаны. Там их уже поджидают боцмана.

Страховки при работе на такелаже обязательны. Если человек вдруг сорвался с рея, то он повиснет на страховке, и его снимут. Но это редкость. Капитан вспомнил всего пару подобных случаев. У товарища по каюте усиленная страховка — на лямках кто-то суеверный написал «Спаси и сохрани!»

Парусный аврал объявляется, когда паруса нужно поставить или, наоборот, убрать.

На дизеле и из стали

Многие полагают, что парусные суда ходят только под парусами. Многие, как наш уважаемый президент, — что они еще и деревянные. И то, и другое неверно. Современные парусные суда, даже такие, как «Седов», которому в следующем году исполнится сто лет, имеют стальные корпуса и такой же такелаж. Нижний рей (у моряков «рей» — мужского рода) грот-мачты весит две тонны. Ванты и штаги — толстые металлические тросы. Из дерева на современных парусниках сделана только палуба и внутренняя обшивка помещений.

Большие парусники оборудованы двигателями. На «Палладе» два дизель-генератора мощностью по 418 киловатт каждый, плюс аварийный генератор — на всякий случай. Дизеля необходимы для заходов в порты и маневрирования, они же снабжают корабль электричеством. Но не только.

В походе корабль проходит на парусах не более 30 процентов маршрута. Ветер ведь не закажешь. А если ждать попутного ветра или ходить туда-сюда галсами, то выбьешься из жесткого графика, который заранее утвержден и согласован. При бейдевинде можно обойтись косыми парусами — сами по себе они корабль не потянут, но разгрузят двигатель и сэкономят топливо.

За первые 100 дней похода «Паллада» прошла больше 12 тысяч морских миль (морская миля —1852 метра), из которых на паруса пришлось только 2160. То есть, примерно, 18 процентов от всего маршрута.

Пожар на канатной фабрике

Поставить паруса даже при несильном ветре (7-8 метров в секунду) — занятие непростое и требует слаженной работы всей мачтовой команды — тех, кто работает на такелаже, и тех, кто тянет веревки внизу на палубе. Со стороны это напоминало пожар на канатной фабрике.

Звучит команда: «Отбой парусного аврала!» Капитан всех благодарит, а боцмана тактично объясняют курсантам, в чем те были неправы и кто они после этого есть. За первые сто дней похода авралы на «Палладе» играли 135 раз.

Как кормят на корабле

Многих интересует, как и чем кормят на корабле. Некоторое беспокойство по этому поводу испытывал и я. Перед выходом из Вальпараисо собирался даже накупить еды впрок. Хорошо, что этого не сделал.

Кормили четыре раза. В 7:30 — завтрак, в 11:30 — обед. В 15:30 — чай, в 19:30 — ужин. Все на корабле — от капитана до юнги — едят одно и то же. Готовят вкусно. Добавка не возбраняется.

На завтрак молочная каша или лапша, бутерброды с сыром и колбасой, чай или кофе. Но могут подать и омлет, запеканку, пирог с мясом или хачапури. При очень сильной качке, когда омлет выпрыгивает из противня на палубу, завтрак может ограничиться «сухим пайком» — бутербродами с чаем.

Обед из первого и второго блюд. Супы не хуже домашних (спасибо поварам-кокам, вы — волшебники!): щи, борщ, солянки, рассольники, рыбные и мясные, гороховые и с фасолью, с курицей и с тушенкой…

На второе: мясо, курица, рыба, гуляш, котлеты, макароны по-флотски, селедочка с картошкой, гречка, пюре… На столе сало, огурчики, маринованные помидоры, лук, чеснок, масло, мед, клубничный джем. Но не все сразу, конечно.

Хлеб белый, свежий. Пекут тут же, и не из замороженного полуфабриката, а из нормального теста, которое месят сами — как на хлеб, так и на прочую выпечку. К чаю (или компоту) — конфеты, шоколад, печенье, вафли, пряники…

В полдник (на чай): выпечка, бутерброды, фрукты. На ужин — еще раз перве блюдо, а так же второе и чай.

Фрукты и овощи закупаются на стоянках. Чилийская картошка не понравилась, наша вкуснее! Местные апельсины с такой толстой кожурой, что после очистки остается фактически мандарин. А вот груши — объедение! Так и таяли во рту.

К «флотской» еде курсанты привыкли не сразу. Вначале натащили с собой на корабль мешки с дошираком, чипсами, кока-колой и первое время этим питались. Как дома! Потом распробовали корабельную еду и перестали бегать с мисками за кипятком.

Аппетит в море волчий. Происходит это даже не из-за физических нагрузок, а от того, что организм тратит много энергии на поддержание постоянной температуры тела, что на ветру в высоких широтах весьма энергозатратно.

Единственное исключение из аппетита — морская болезнь. Тут уж не до еды. В теории есть специальные таблетки от недуга, но на практике они помогают далеко не всегда. Тем более во время шторма, когда корабль кладет то на один борт, то на другой. В таком случае лучше находиться на палубе и пытаться смотреть на что-то более-менее неподвижное.

Еще:  Загадки про ноль для 3 класса

Одна очень храбрая женщина, отправившаяся в море с мужем и страшно страдавшая от морской болезни, как-то призналась:

При шестиметровой волне в офицерской столовой, где мы обедали, ездят стулья, даже несмотря на то, что они привязаны к полу. Скатерть смачивают водой, чтобы не скользили тарелки. Но вилки, ножи и солонки все равно скачут, а едокам при особо резком крене приходится цепляться за привинченный к полу стол, иначе можно уехать к тарелке соседа. Впрочем, на такие мелочи обращать внимание на корабле не принято, и беседа обычно не прерывалась.

«Ревущие» сороковые

Сороковые широты встретили нас ветерком и трех-четырехметровой зыбью. В двух сутках впереди уходил на юг ураган, и «Паллада» шла по его следу. Был объявлен очередной парусный аврал. Матросы и курсанты бодро разбежались по мачтам. В парусных командах бизани и фок-мачты на рангоуте и такелаже работали по тридцать человек. На грот-мачте чуть больше.

Между командами мачт всегда идет негласное соревнование. Мачтовые боцмана, внешне расслабленные и как бы даже безучастные к происходящему, зорко следят за исполнением команд, чтобы вовремя гаркнуть на перепутавшего шкот или вовремя не отдавшего фал курсанта.

За считанные минуты были выставлены стакселя, кливер, фок, грот, бизань, верхние и нижние марселя. Паруса приняли ветер, и фрегат пошел со скоростью двенадцать узлов.

Днем ветер стал меняться и вскоре перешел во встречный. Новый аврал. Курсанты бодро сваляли паруса, и корабль пошел под движком. Двое суток нас продолжало качать, а затем море успокоилось, и установился почти полный штиль. Подошли несколько стаек дельфинов. Вдалеке заметили фонтаны китов. Гораздо ближе подходили любопытные морские котики. Высовывали из воды усатые мордочки, разглядывали трехмачтовое диво.

«Ревущие» сороковые прошли за три дня без приключений. В «неистовые» пятидесятые широты вошли по ярко синей воде под безоблачным небом в полный штиль.

Огненная Земля и пролив Дрейка

К вечеру 7 февраля открылся Магелланов пролив. Из Тихого океана в Атлантику можно пройти либо севернее Огненной Земли относительно узким и извилистым Магеллановым проливом, либо через пролив Дрейка. Последний по ширине и глубине (до 5000 метров) превышает многие моря и проливом является лишь формально, разделяя два континента — Южную Америку и Антарктиду и соединяя два океана — Атлантический и Тихий.

Пролив назван в честь знаменитого английского капитана и пирата Френсиса Дрейка. В 1578 году Дрейк обогнул Америку пройдя вокруг мыса Горн. Кстати, по одной из версий, именно Дрейку мир обязан изобретением знаменитого приветствия, которым отдают честь во множестве армий и флотов мира. Во время встречи с английской королевой он по какой-то причине то и дело прикладывал ладонь ребром к голове. На вопрос королевы, чем это капитан таким занят, Дрейк находчиво ответил: «Ослеплен вашим величеством, моя королева!»

С момента открытия и до сегодняшнего дня пролив Дрейка считается одним из самых сложных и опасных мест для судоходства в мире. Здесь погибли сотни судов. Пройти мыс Горн — доблесть для моряка. А пройти его на парусах — подвиг.

Южная оконечность Американского континента представляет собой столпотворение маленьких и больших островов, островков, скалистых гряд и одиноких скал. Их здесь тысячи. От воды вверх поднимаются черные почти отвесные скалы, дальше вглубь их сменяют заснеженные горные пики и горные плато Анд. Все это разнообразие выхода суши на поверхность разделено бесчисленным количеством проливов и проток, в которых без лоцмана, даже имея хорошие навигационные карты, нетрудно заблудиться. Это и есть легендарная Огненная Земля.

Свое название она получила в XVII веке. По общепринятой версии острова были заселены индейцами, которые по какой-то только им одним известной причине презирали всякую одежду. Аборигены зимой и летом ходили почти абсолютно голыми, а чтобы не замерзнуть, грелись у костров. Эти костры и увидели первые европейцы, назвав архипелаг Огненной Землей.

Знаменитый гуманист и создатель теории видов Чарльз Дарвин, совершая кругосветное путешествие на корабле «Бигль», описал аборигенов Огненной Земли как «утерянную ветвь» — переходную ступень от обезьяны к человеку разумному.

Против революционных научных теорий, передовых технологий и тонкого коварства европейской цивилизации голые люди оказались совершенно беззащитны. Вначале пришельцы выменяли на стеклянные бусы, железки и огненную воду все, что было у островитян ценного, а затем переловили их самих и увезли в рабство.

Айсберги

На подходе к проливу Дрейка всем очень хотелось увидеть айсберги. До берегов Антарктиды отсюда всего два суточных перехода, но идти туда мы не могли, так как «Паллада» не имеет соответствующего статуса для хождения в полярных водах. Айсберги же заплывают в эти места регулярно. Их отслеживают и сообщают о местонахождении проходящим судам.

Несколько раз мы принимали за плавающие ледяные горы покрытые снегом островки и однажды контейнеровоз, пока очередной претендент на роль айсберга не оправдал наконец-то ожидания. Прошли от ледяного осколка примерно в десяти милях и смогли хорошо его разглядеть в бинокли. По форме айсберг напоминал коробку от ботинок длиной в полкилометра и медленно дрейфовал к северу-северо-западу.

Мыс Горн

Мыс Горн находится на южной оконечности одноименного острова. Открыт он был голландцами в 1616 году и назван ими в честь голландского городка Хоорна. Англичане поняли название по-своему. Horn — по-английски значит «рог». На рог скала действительно похожа.

На морских картах мыс обозначается как Cape Horn, или Cabo de Hornos, так как островок принадлежит Чили, где говорят на испанском.

Ревущие и неистовые широты «Паллада» прошла при прекрасной погоде и отличной видимости. Солнце регулярно садилось за стерильно чистый горизонт, а чайки — на воду. Чилийский берег, находившийся в пятидесяти и более милях, прекрасно просматривался. И надо же было такому случиться, что ночью, когда до мыса Горн оставалось всего 36 миль, погода резко ухудшилась. Начался дождь, ветер раздуло до 14 метров в секунду, поднялась четырех-пятиметровая волна.

«Паллада» несла всего половину парусов и, тем не менее, показания скорости метались в районе 12-14 узлов.

Парусные маневры со сменой курса продолжались всю ночь с тем, чтобы утром выйти точно на траверз мыса Горн. Каким же было разочарование, когда берег затянуло туманом, сквозь который легендарные очертания рога самого южного мыса земли (если не считать совсем мелких островков) едва просматривались.

Тем не менее воодушевление на фрегате было общим. Заслуженные ветераны надели белые форменные фуражки и кителя с наградами, курсанты принарядились и подтянулись. Все с удовольствием фотографировались. Холодный ветер и дождевые заряды настроение не испортили.

«Паллада» сделала это. Прошла без двигателя под парусами проливом Дрейка в 12 милях от мыса Горн по левому борту и в менее чем в четырехстах милях от Антарктиды — по правому. А это означало, что все, кто был в это время на корабле, автоматически вступали в элитный клуб «хорнеров» и могли теперь с полным правом повесить в ухо золотую серьгу или набить на заметном месте памятную татуировку Cabo de Hornos. А также «требовать в любом портовом кабачке мира первую бесплатную пинту пива, класть ноги на стол и смело плевать против ветра». Об этом сразу же после прохождения мыса сообщил по громкой связи капитан «Паллады» Николай Кузьмич Зорченко.

Для большего удовольствия достижение было подтверждено специальным свидетельством: «Прошел под всеми парусами в кратчайшем расстоянии 12 морских миль от мыса Горн. Согласно старой морской традиции имеет право на ношение серьги в левом ухе». Подпись капитана и печать «Паллады».

Источник

Загадки про пролив дрейка

_Всемирный потоп в географической летописи нефтегазоносных бассейнов Земли (часть 2)

Исходя из предпосылок, изложенных в первой части данного исследования, во второй части рассмотрим механизм формирования нефтегазоносных бассейнов на Земле, т. е. собственно новую теорию, о заявке на которую шла речь. Для начала сформулируем её основные положения:

1. Все нефтяные и газовые месторождения Земли есть результат быстрого и единомоментного погребения значительной части биосферы планеты в результате глобального катаклизма планетарного масштаба — всемирного потопа. Только такой механизм обеспечивает создание сразу(!) всех необходимых условий для формирования углеводородных залежей из органики (отсутствие воздуха, высокое давление, высокая температура).

2. Собственно погребение биоматериала (на глубины от 1-го до 6 км) произошло в результате схода воды с материков, когда уходящие селевые потоки перемещали значительные объёмы континентальной породы, смешивая её с органикой и формируя осадочные бассейны.

3. Предлагаемая теория формирования углеводородных залежей позволяет объяснить существующую географию нефтегазоносных бассейнов посредством моделирования движения сходящих водных масс по поверхности континентов (т. е. обладает предсказательной силой).

А теперь более подробно…
Представим себе, как формируются дельты в устьях рек — поток реки, несущий в себе взвешенные частицы песка, глины, органических и иных веществ, впадает в океан, море, озеро или другую реку с более медленным течением и резко замедляется. Энергия потока ослабевает, и взвешенные частицы в этом месте выпадают в осадок. Получается отмель. Со временем эта отмель становится настолько значительной, что река вынуждена пробивать себе новое русло. Поэтому речные дельты изрезаны множеством рукавов:

Дельта реки (картинка ИЗЫНТЫРНЭТА)

В зависимости от полноводности рек эти наносные образования могут достигать больших и даже огромных размеров. Дельта реки Нил, например, раскинулась на 240 километров вдоль побережья Средиземного моря и занимает площадь 24 тысячи квадратных километров:

Речные дельты наглядно демонстрируют нам, какие образования оставляют сходящие потоки воды, несущие в себе твёрдые примеси, и где именно они их оставляют — в местах падения скорости потока. Такие места называются «базис эрозии» — уровень, ниже которого поток не может углубить своё русло. Это не значит, что поток не может двигаться дальше — базис эрозии может быть и локальным. Наглядный пример — террасы или пороги:

Источник