Загадка про время от голлума



Загадка про время от голлума

2). Бильбо:
Тридцать белых коней
На двух красных холмах —
Разбегутся, сшибутся
И снова затихнут впотьмах.
Ответ — Зубы

3).Голлум:
Без голоса кричит,
Без крыльев — а летает,
И безо рта свистит,
И без зубов кусает.
Ответ — Ветер

4).Бильбо:
Открылся глаз на зелёном лице,
Подмигнул глазу на синем лице:
«Мы с тобою похожи, как братья,
Только ты высоко, не добраться»
Ответ: Солнце и Ромашка

5).Голлум:
Её не увидать, в руках не подержать,
Не услышать ухом, не почуять нюхом.
Царит над небесами, таится в каждой яме.
Она была в начале и будет после всех.
Любую жизнь кончает и убивает смех.
Ответ — Тьма

6).Бильбо:
Без замка, без крышки
Сделан сундучок,
А внутри хранится
Золота кусок.
Ответ — яйца

7).Голлум:
Не дышит, но живёт она,
Как смерть, нема и холодна;
Не пьёт, хотя в воде сидит,
В кольчуге, хоть и не звенит.
Ответ — рыба

8).Бильбо:
Две ноги на трёх ногах,
А четвёртая в зубах.
Вдруг четыре прибежали
И с безногой убежали.
Ответ — человек сидит на табуретке и ест рыбу

9).Голлум:
Пожирает всё кругом:
Зверя, птицу, лес и дом.
Сталь сгрызёт, железо сгложет,
Крепкий камень уничтожит,
Власть его всего сильней,
Даже власти королей.
Ответ: Время

Без голоса кричит
Без зубов кусает
Без кульев летит
Без горла завывает
Ответ: (ветер)

Без петель и замков тот дом,
Слиток золота спрятан в нём
Ответ: (яйца)

Уничтожает всё кругом
Цветы, деревья, дом
Жуёт жилезо, сталь сожрёт
Скалы в порошок сотрёт
Ответ: (время)

2)Бильбо
На красных холмах
Тридцать белых коней
Друг другу навстречу
Помчатся скорей,
Ряды их сойдутся,
Потом разойдутся,-
И смирными станут
До новых затей.
(Зубы)

3)Голлум
Без голоса кричит,
Без зубов кусает,
Без крыльев летит,
Без горла завывает
(Ветер)

4)Бильбо
Огромный глаз сияет
В небесной синеве,
А маленький глазок-
Сидит в густой траве.
Большой глядит — и рад:
«Внизу мой младший брат!»
(Одуванчик)

5)Голлум
Её не видать
И в руки не взять
Царит над всем,
Не пахнет ничем.
Встаёт на весь рост
На небе меж звёзд
Всё начинает-
И всё кончает.
(Темнота)

6)Бильбо
Без замков, без засовов дом,
Слиток золота спрятан в нём,-
(Яйца)

7)Голлум
Без воздуха живёт она
И, как могила, холодна,
Не пьёт, хотя в воде сидит,
В броне хотя и не звенит
(Рыба)

8)Бильбо
Две ноги
На трёх ногах
Вдруг четыре прибежали
И с безногой убежали
(Человек сидит на табурете и ест рыбу. Прибежала кошка, утащила рыбу)

9)Голлум
Уничтожает всё кругом:
цветы, зверей, высокий дом,-
Сжуёт железо, сталь сожрёт
И скалы в порошок сотрёт,
Мощь городов, власть королей
Его могущества слабей.
(Время)
10)-Что такое у меня в кармане?
(Кольцо)

Источник

Загадка про время от голлума

Новинки
Популярное

Фанаты знаменитой кинотрилогии «Властелин колец» обязательно оценят по достоинству всю представленную подборку. Загадки из Хоббита не просто занимательны и напоминают поклонникам об экранизации романа Дж. Р. Р. Толкина, но и заставляют глубоко задуматься над ответами. Читая такие головоломки, человек невольно вспоминает образы Бильбо и Голлума. Этот факт делает процесс отгадывания более веселым и увлекательным.

Чтобы провести время за шарадами по-особенному, можно привлечь еще одного фаната фильма. Распределив четверостишья по ролям, их лучше читать голосами киногероев. Такая небольшая постановка обязательно вызовет желание пересмотреть трилогию заново.

Интересные загадки из Хоббита

Голлум:
Не отыскать её корней,
Верхушка выше тополей.
Всё круче вверх она идёт-
А не растёт.

Бильбо:
Тридцать белых коней
На двух красных холмах —
Разбегутся, сшибутся
И снова затихнут впотьмах.

Голлум:
Без голоса кричит,
Без крыльев — а летает,
И безо рта свистит,
И без зубов кусает.

Бильбо:
Открылся глаз на зелёном лице,
Подмигнул глазу на синем лице:
«Мы с тобою похожи, как братья,
Только ты высоко, не добраться»

Голлум:
Её не увидать, в руках не подержать,
Не услышать ухом, не почуять нюхом.
Царит над небесами, таится в каждой яме.
Она была в начале и будет после всех.
Любую жизнь кончает и убивает смех.

Бильбо:
Без замка, без крышки
Сделан сундучок,
А внутри хранится
Золота кусок.

Голлум:
Не дышит, но живёт она,
Как смерть, нема и холодна;
Не пьёт, хотя в воде сидит,
В кольчуге, хоть и не звенит.

Бильбо:
Две ноги на трёх ногах,
А четвёртая в зубах.
Вдруг четыре прибежали
И с безногой убежали.

Голлум:
Пожирает всё кругом:
Зверя, птицу, лес и дом.
Сталь сгрызёт, железо сгложет,
Крепкий камень уничтожит,
Власть его всего сильней,
Даже власти королей.

Бильбо:
А что у меня в кармане?

complete eetkamer

Пес по кличке Рыжая борода (Redbeard англ.), о котором все время вспоминает Шерлок параллель с классическим фильмом Орсона Уэллса Гражданин Кейн . Миллиардер Чарльз Фостер Кейн, редкостный гад в отношениях с людьми, умирает, сказав всего одно слово: Розовый бутон (rosebud англ.). Никто не понимает, что это значит. Журналист берется за расследование, изучает жизнь знаменитого человека, который, богатея и преуспевая, совершает много стыдных поступков, теряет друзей, теряет себя. А началось все с того, что мать, из самых лучших побуждений, отдала маленького мальчика на воспитание банкиру. Мальчик воспитался, конечно, но умер одиноким миллиардером, который до сих пор тоскует по маме. На две минуты нас снова обдурили, когда Мориарти торжественно прибыл вертолетом на остров заточения Эвр. А потом обломали это был флэшбек. Зато сюжет серии перекликается с эпизодом Большая игра (1 сезон, 3 серия), где Шерлок и Ватсон были вынуждены спасать людей, отгадывая загадки Мориарти одну за другой.

Источник

Игра в загадки Бильбо и Голлума

Отрывок из сказки Джона Р.Р. Толкиена «Хоббит, или Туда и обратно».

Игра в загадки Бильбо и Голлума

. — Хорошо, — сказал Бильбо, который тоже хотел казаться сговорчивым, пока не узнает больше об этом существе: одно ли оно на самом деле, голодно ли оно и свирепо ли и дружит ли оно с гоблинами.

— Задавай первым, — сказал он, потому что у него не было времени вспомнить загадку.

И Голлум просвистел:

Что имеет корни, которые никто не видит,
Оно выше деревьев,
Поднимается все вверх и вверх,
Но в то же время никогда не растет?

— Это легко! — сказал Бильбо. — Я думаю, гора.

— Легко ли он догадался? Он должен соревноваться с нами, моя бесценность. Если бесценность спрашивает, а он не отвечает, мы съедим его, моя бесценность. Если он спросит нас, а мы не ответим, мы сделаем, что он хочет, да? Мы покажем ему выход, да!

— Ладно! — согласился Бильбо, не смея возражать. Он напрягал мозг, пытаясь вспомнить загадку, которая спасет его от съедения.

Тридцать белых лошадей на красном холме,
Сначала жуют,
Потом стучат,
А потом отдыхают.

Это все, что он смог придумать — мысли его были только о съедении. Конечно, загадка старая, и Голлум знал разгадку.

— Старая, старая загадка, — прошипел он. — Зубы, зубы, моя бесценность! Но у нас их только шесть. — Потом он загадал свою вторую загадку.

Без голоса кричит,
Без крыльев летает,
Без зубов кусает,
Без рта бормочет.

— Минуточку! — воскликнул Бильбо, который все ещё с тревогой думал о съедении. К счастью, он когда–то слышал что–то похожее и собравшись с мыслями, нашел ответ. — Ветер, ветер, конечно, — сказал он и так обрадовался, что тут же сочинил следующую загадку. «Это поставит в тупик отвратительную подземную тварь», — подумал он.

Глаз на синем лице
Видит глаз на зеленом лице
«Этот глаз похож на тот глаз, —
Сказал первый глаз. —
Но в низком месте,
А не в высоком».

— С–с–с–с–с–с — сказал Голллум. Он слишком долго находился под землей и забыл о таких вещах. Но как раз когда Бильбо уже думал, каков будет дар Голлума, тот вызвал воспоминания, уходящие на века и века в прошлое, когда жил с бабушкой в норе на берегу реки. — С–с, с–с, моя бесценность, — сказал он. — Он имеет в виду солнце и маргаритки, вот что.

Обычные подземные повседневные загадки ему наскучили. И напомнили о днях, когда он не был так одинок, скользок и труслив, и это вывело его из себя. Что еще хуже, к этому времени он проголодался и потому испробовал нечто потруднее и неприятней.

Его нельзя видеть и чувствовать,
Нельзя слышать и обонять.
Оно лежит за звездами и под холмами
И заполняет все пустые дыры.
Оно приходит первым и уходит последним,
Кончает жизнь, убивает смех.

К несчастью для Голлума, Бильбо такие загадки слышал; и ответ у него был готов.

Еще:  Загадки про сито и

— Темнота, — сказал он, даже не почесав в затылке и не надевая шапочку для размышлений.

Шкатулка без петель, ключа и крышки,
Но в ней лежат золотые сокровища, —

спросил он, чтобы выиграть время, пока не придумает что–нибудь действительно трудное. Самому ему загадка казалась очень простой, хотя он задавал ее не обычными словами. Но для Голлума она оказалась очень трудной. Он долго шипел самому себе, но ответа не находил. Голлум шептал и плевался.

Немного погодя Бильбо потерял терпение.

— Ну, так что это? — спросил он. — Ответ — не котелок с кипящей водой, как можно подумать по твоему шипению и бульканью.

— Дай нам шанс–с–с–с, дай нам только шанс, моя б е сценно с–с–с–с ть.

— Ну, — повторил Бильбо, после того как дал долгий шанс, — какая твоя отгадка?

Неожиданно Голлум вспомнил, как давным–давно крал яйца из гнезда, а потом на берегу реки учил свою бабушку — учил бабушку их высасывать.

— Яйц–с–са! — прошипел он. — Это яйца! — И тут же спросил:

Живое, но не дышит,
Холодное, как смерть,
Никогда не хочет пить, но вечно пьет,
Все в кольчуге, но никогда не звякнет.

Он, в свою очередь, считал загадку очень простой, потому что ответ всегда был у него в голове. Но в тот момент ничего лучше не мог придумать, настолько разозлила его загадка о яйцах. Но для Бильбо, который предпочитал не иметь никакого дела с водой, если это возможно, загадка оказалась очень трудной. Вы, конечно, знаете ответ или можете легко его отгадать, поскольку сидите дома в удобстве и не опасаетесь, что вас съедят и тем помешают вам думать. Бильбо откашлялся раз–другой, но ответ не приходил.

Немного погодя Голлум с удовольствием зашипел, обращаясь к самому себе:

— Он хорош, моя бес–с–с–сценнос–с–с–сть? С–с–с–сочен? Вкус–с–с–сен? — Он начал в темноте разглядывать Бильбо.

— Минутку, — с дрожью сказал хоббит. — Я только что дал тебе хороший долгий шанс.

— Он должен торопиться, торопиться! — сказал Голлум, начиная выбираться из лодки на берег, чтобы быть поближе к Бильбо. Но в тот момент, когда он опустил перепончатую ногу в воду, рыба выпрыгнула в испуге и упала на ногу Бильбо.

— Уф! — воскликнул хоббит. — Какая холодная и скользкая! — И тут же догадался. — Рыба! Рыба! — закричал он. — Это рыба!

Голлум был ужасно разочарован. Но Бильбо тут же задал еще одну загадку, так что Голлуму пришлось вернуться в лодку и задуматься.

Две ноги
На трех ногах,
А безногая в зубах.
Вдруг четыре прибежали
И с безногой убежали.

Конечно, неподходящее время для такой загадки, но Бильбо торопился. Если бы загадка была задана в другое время, наверно, Голлуму труднее было бы ответить. А после разговора о рыбах отгадать «безногую» было нетрудно, а остальное вообще легко. «Рыба на маленьком столике, человек, сидящий на стуле за этим столом, и кошка, которой достаются кости», — таков, конечно ответ, и Голлум вскоре дал его. И подумал, что настала пора спросить что–нибудь действительно трудное и страшное. И сказал так:

Пожирает все:
Птиц, зверей, деревья, цветы;
Грызет железо, кусает сталь;
Размалывает в муку твердые камни;
Убивает королей, разрушает города,
И умирают высоко в горах чудовища.

Бедный Бильбо сидел в темноте, вспоминая имена ужасных великанов и людоедов, о которых когда–либо слышал в сказках, но ни один из них не мог сделать все это. У него было ощущение, что ответ должен быть совсем другим, что он должен его знать, но ничего придумать не мог. Он испытывал все более сильный страх, а это вредно для мышления. Голлум начал выбираться из лодки; Бильбо видел его бледные глаза. Голлум высунул язык; хоббит хотел закричать: «Дай мне больше времени! Дай мне время!» Но получился у него только неожиданный писк:

Бильбо просто повезло. Конечно, это и был ответ.

Голлум снова был разочарован; он начинал сердиться, к тому же игра ему наскучила. На этот раз он не вернулся в лодку. Сел в темноте рядом с Бильбо. Хоббит почувствовал себя совсем плохо и потерял всякую способность думать.

— Он должен задать нам вопрос–с–с–с, моя бес–с–сценнос–с–сть, да, да, да. Еще только один вопрос–с–с–с, да, да, — сказал Голлум.

Но Бильбо, сидя рядом с этой отвратительной скользкой тварью, не мог придумать никакой загадки. Он принялся чесаться, ущипнул себя, но по–прежнему ничего не приходило в голову.

— С–с–с–спрашивай нас–с–с–с! Спрашивай! — сказал Голлум.

Бильбо ущипнул себя и шлепнул; схватился за свой маленький меч; другой рукой даже порылся в кармане. И обнаружил кольцо, которое нашел в туннеле и о котором совершенно забыл.

— Что у меня в кармане? — произнес он вслух. Он думал про себя, но Голлум решил, что это загадка, и ужасно расстроился.

— Нечестно, нечестно! — засвистел он. — Так нечестно, моя бесценность!

Бильбо понял, что произошло, но так как ничего лучше у него не было, ухватился за свой вопрос. — Что у меня в кармане? — громче спросил он.

— С–с–с–с, — свистел Голлум. — Он должен дать нам право на три попытки, моя бесценность, три попытки.

— Хорошо! Гадай! — согласился Бильбо.

— Неверно, — ответил Бильбо, который, к счастью, только что вынул руку из кармана. — Гадай снова!

— С–с–с–с, — сказал Голлум, расстроенный еще сильней. Он подумал о том, что сам держит в карманах: рыбьи кости, зубы гоблинов, влажные раковины, кусочек крыла летучей мыши, острый камень, чтобы точить клыки, и другие отвратительные вещи. Он пытался вспомнить, а что держат в карманах другие.

— Нож! — сказал он наконец.

— Неверно! — воскликнул Бильбо, который недавно потерял свой нож. — Последняя отгадка!

Теперь Голлум находился в гораздо худшем состоянии, чем когда Бильбо задавал загадку о яйце. Он свистел, и плевался, и раскачивался взад и вперед, и ерзал, и извивался; но никак не решался потратить свою последнюю отгадку.

— Давай! — торопил его Бильбо. — Я жду! — Он пытался говорит смело и оживленно, но совсем не был уверен в том, чем окончится игра, если Голлум отгадает неверно.

— Веревка или с–с–совс–с–сем ничего! — завопил Голлум. Это было нечестно — он сразу высказал две отгадки.

— Неверно и то и другое, — облегченно воскликнул Бильбо; он сразу вскочил на ноги, прижался к ближайшей стене и выставил вперед свой маленький меч. Он, конечно, знал, что игра в загадки — священная и невероятно древняя, и даже самые злобные существа опасаются плутовать, играя в нее.

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Хоббит, или Туда и обратно

Необходима регистрация

Жил-был в норе под землей хоббит. Не в какой-то там мерзкой грязной сырой норе, где со всех сторон торчат хвосты червей и противно пахнет плесенью, но и не в сухой песчаной голой норе, где не на что сесть и нечего съесть. Нет, нора была хоббичья, а значит — благоустроенная.

Она начиналась идеально круглой, как иллюминатор, дверью, выкрашенной зеленой краской, с сияющей медной ручкой точно посередине. Дверь отворялась внутрь, в длинный коридор, похожий на железнодорожный туннель, но туннель без гари и без дыма и тоже очень благоустроенный: стены там были обшиты панелями, пол выложен плитками и устлан ковром, вдоль стен стояли полированные стулья, и всюду были прибиты крючочки для шляп и пальто, так как хоббит любил гостей. Туннель вился все дальше и дальше и заходил довольно глубоко, но не в самую глубину Холма, как его именовали жители на много миль в окружности. По обеим сторонам туннеля шли двери — много-много круглых дверей. Хоббит не признавал восхождений по лестницам: спальни, ванные, погреба, кладовые (целая куча кладовых), гардеробные (хоббит отвел несколько комнат под хранение одежды), кухни, столовые располагались в одном этаже и, более того, в одном и том же коридоре. Лучшие комнаты находились по левую руку, и только в них имелись окна — глубоко сидящие круглые окошечки с видом на сад и на дальние луга, спускавшиеся к реке.

Наш хоббит был весьма состоятельным хоббитом по фамилии Бэггинс. Бэггинсы проживали в окрестностях Холма с незапамятных времен и считались очень почтенным семейством не только потому, что были богаты, но и потому, что с ними никогда и ничего не приключалось и они не позволяли себе ничего неожиданного: всегда можно было угадать заранее, не спрашивая, что именно скажет тот или иной Бэггинс по тому или иному поводу. Но мы вам поведаем историю о том, как одного из Бэггинсов втянули-таки в приключения и, к собственному удивлению, он начал говорить самые неожиданные вещи и совершать самые неожиданные поступки. Может быть, он и потерял уважение соседей, но зато приобрел… впрочем, увидите сами, приобрел он в конце концов или нет.

Еще:  Загадка про плетень для детей

Матушка нашего хоббита… кстати, кто такой хоббит? Пожалуй, стоит рассказать о хоббитах подробнее, так как в наше время они стали редкостью и сторонятся Высокого Народа, как они называют нас, людей. Сами они низкорослый народец, примерно в половину нашего роста и пониже бородатых гномов. Бороды у хоббитов нет. Волшебного в них тоже, в общем-то, ничего нет, если не считать волшебным умение быстро и бесшумно исчезать в тех случаях, когда всякие бестолковые, неуклюжие верзилы, вроде нас с вами, с шумом и треском ломятся, как слоны. У хоббитов толстенькое брюшко; одеваются они ярко, преимущественно в зеленое и желтое; башмаков не носят, потому что на ногах у них от природы жесткие кожаные подошвы и густой теплый бурый мех, как и на голове. Только на голове он курчавится. У хоббитов длинные ловкие темные пальцы на руках, добродушные лица; смеются они густым утробным смехом (особенно после обеда, а обедают они, как правило дважды в день, если получится).

Теперь вы знаете достаточно, и можно продолжать. Как я уже сказал, матушка нашего хоббита, то есть Бильбо Бэггинса, была легендарная Белладонна Тук, одна из трех достопамятных дочерей Старого Тука, главы хоббитов, живших По Ту Сторону Реки, то есть речушки, протекавшей у подножия Холма. Поговаривали, будто давным-давно кто-то из Туков взял себе жену из эльфов. Глупости,конечно, но и до сих пор во всех Туках и в самом деле проскальзывало что-то не совсем хоббитовское: время от времени кто-нибудь из клана Туков пускался на поиски приключений. Он исчезал вполне деликатно, и семья старалась замять это дело. Но факт остается фактом: Туки считались не столь почтенным родом, как Бэггинсы, хотя, вне всякого сомнения, были богаче.

Нельзя, правда, сказать, что после того как Белладонна Тук вышла замуж за мистера Банго Бэггинса, она когда-нибудь пускалась на поиски приключений. Банго, отец героя нашей повести, выстроил для нее (и отчасти на ее деньги) роскошную хоббичью нору, роскошней которой не было ни Под Холмом, ни За Холмом, ни По Ту Сторону Реки, и жили они там до конца своих дней. И все же вполне вероятно, что Бильбо, ее единственный сын, по виду и всем повадкам точная копия своего солидного благопристойного папаши, получил от Туков в наследство какую-то странность, которая только ждала случая себя проявить. Такой случай не подворачивался долго, так что Бильбо Бэггинс успел стать взрослым хоббитом, лет этак около пятидесяти; он жил-поживал в прекрасной хоббичьей норе, построенной отцом, в той самой, которую я так подробно описал в начале главы, и казалось, он никуда уже не двинется с места.

Но случилось так, что однажды в тиши утра, в те далекие времена, когда в мире было гораздо меньше шума и больше зелени, а хоббиты были многочисленны и благоденствовали, Бильбо Бэггинс стоял после завтрака в дверях и курил свою деревянную трубку, такую длинную, что она почти касалась его мохнатых ног (кстати, аккуратно причесанных щеткой). И как раз в это время мимо проходил Гэндальф.

Гэндальф! Если вы слыхали хотя бы четверть того, что слыхал про него я, а я слыхал лишь малую толику того, что о нем рассказывают, то вы были бы подготовлены к любой самой невероятной истории. Истории и приключения вырастали как грибы всюду, где бы он ни появлялся. Он не бывал в этих краях уже давным-давно, собственно говоря, с того дня, как умер его друг Старый Тук, и хоббиты уже успели забыть, каков Гэндальф с виду. Он отсутствовал по своим делам с той поры, когда все они были еще хоббитятами.

Так что в то утро ничего не подозревавший Бильбо просто увидел какого-то старика с посохом. На старике была высокая островерхая синяя шляпа, длинный серый плащ, серебристый шарф, громадные черные сапоги, и еще у него была длинная, ниже пояса, белая борода.

— Доброе утро! — произнес Бильбо, желая сказать именно то, что утро доброе: солнце ярко сияло и трава зеленела. Но Гэндальф метнул на него острый взгляд из-под густых косматых бровей.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил он. — Просто желаете мне доброго утра? Или утверждаете, что утро сегодня доброе — неважно, что я о нем думаю? Или имеете в виду, что нынешним утром все должны быть добрыми?

— И то, и другое, и третье, — ответил Бильбо. — И еще — что в такое дивное утро отлично выкурить трубочку на воздухе. Если у вас есть трубка, присаживайтесь, отведайте моего табачку! Торопиться некуда, целый день впереди!

И Бильбо уселся на скамеечку возле двери, скрестил ноги и выпустил красивое серое колечко дыма; оно поднялось вверх и поплыло вдаль над Холмом.

— Прелестно! — сказал Гэндальф. — Но мне сегодня некогда пускать колечки. Я ищу участника приключения, которое я нынче устраиваю, но не так-то легко его найти.

— Еще бы, в наших-то краях! Мы простой мирный народ, приключений не жалуем. Бр-р, от них одно беспокойство и неприятности! Еще, чего доброго, пообедать из-за них опоздаешь! Не понимаю, что в них находят хорошего, — сказал наш мистер Бэггинс и, заложив большой палец за подтяжку, опять выпустил колечко, еще более роскошное. Затем достал из ящика утреннюю почту и начал читать, притворяясь, будто забыл о старике. Он решил, что тот не внушает доверия, и надеялся, что старик пойдет своей дорогой. Но тот и не думал уходить. Он стоял, опершись на посох, и, не говоря ни слова, глядел на хоббита так долго, что Бильбо совсем смутился и даже немного рассердился.

— Доброго утра вам! — произнес он наконец. — Мы тут в приключениях не нуждаемся, благодарствуйте! Поищите компаньонов За Холмом или По Ту Сторону Реки.

Он хотел дать понять, что разговор окончен.

— Для чего только не служит вам «доброе утро», — сказал Гэндальф. — Вот теперь оно означает, что мне пора убираться.

— Что вы, что вы, милейший сэр! Позвольте… кажется, я не имею чести знать ваше имя…

— Имеете, имеете, милейший сэр, а я знаю ваше, мистер Бильбо Бэггинс, и вы мое, хотя и не помните, что это я и есть. Я — Гэндаль, а Гэндальф — это я! Подумать, до чего я дожил: сын Бэлладонны Тук отделывается от меня своим «добрым утром», как будто я пуговицами вразнос торгую!

— Гэндальф! Боже милостивый, Гэндальф! Неужели вы тот самый странствующий волшебник, который подарил Старому Туку пару волшебных бриллиантовых запонок, — они еще застегивались сами, а расстегивались только по приказу? Тот, кто рассказывал на дружеских пирушках такие дивные истории про драконов и гоблинов, про великанов и спасенных принцесс и везучих сыновей бедных вдов? Тот самый, который устраивал такие неподражаемые фейерверки? Я их помню! Старый Тук любил затевать их в канун Иванова дня. Какое великолепие! Они взлетали кверху, точно гигантские огненные лилии, и львиный зев, и золотой дождь, и держались весь вечер в сумеречном небе!

Вы, вероятно, уже заметили, что мистер Бэггинс был вовсе не так уж прозаичен, как ему хотелось, а также, что он был большим любителем цветов.

— Бог мой! — продолжал он. — Неужели вы тот самый Гэндальф, по чьей милости столько тихих юношей и девушек пропали невесть куда, отправившись на поиски приключений? Любых — от лазанья по деревьям до визитов к эльфам. Они даже уплывали на кораблях к чужим берегам! Бог ты мой, до чего тогда было инте… я хочу сказать, умели вы тогда перевернуть все вверх дном в наших краях! Прошу прощения, я никак не думал, что вы еще… трудитесь.

— А что же мне делать? — спросил волшебник. — Ну вот, все-таки приятно, что вы кое-что обо мне помните. Во всяком случае, вспоминаете мои фейерверки. Значит, вы не совсем безнадежны. Поэтому ради вашего дедушки и ради бедной Бэлладонны я дарую вам то, что вы у меня просили.

— Прошу прощения, я ничего у вас не просил!

— Нет, просили. И вот сейчас уже второй раз — моего прощения. Я его даю. И пойду еще дальше: я пошлю вас участвовать в моем приключении. Меня это развлечет, а вам будет полезно, а возможно, и выгодно, если доберетесь до конца.

Еще:  Загадка про физику для детей

— Извините! Мне что-то не хочется, спасибо, как-нибудь в другой раз. Всего хорошего! Пожалуйста, заходите ко мне на чашку чая в любой день! Скажем, завтра? Приходите завтра! До свиданья!

И с этими словами хоббит повернулся, юркнул в круглую зеленую дверку и поскорее захлопнул ее за собой, стараясь в то же время хлопнуть не слишком громко, чтобы не вышло грубо, — все-таки волшебник есть волшебник.

— Чего ради я пригласил его на чай? — спросил он себя, направляясь в кладовку. Бильбо, правда, совсем недавно позавтракал, но после такого волнующего разговора не мешало подкрепиться парочкой кексов и глоточком чего-нибудь этакого.

А Гэндальф долго еще стоял за дверью и тихонько покатывался со смеху. Потом подошел поближе и острием посоха нацарапал на красивой зеленой

Источник

Хоббит, или Туда и Обратно (14 стр.)

— Идёт! — согласился Бильбо и напряг всю свою память, чтобы вспомнить какую-нибудь загадку, только бы не быть съеденным.

это была единственная загадка, которую вспомнил Бильбо, потому что мысль о съедении так и крутилась у него в голове. Но загадка оказалась слишком старой, и Голлум знал на неё ответ.

— С-старьё! Старьё! — свистел он. — Зубс-с-сы! Зубс-сы! Их у нас-с всего ш-шес-с-сть!

И снова пришёл черёд Голлума:

— Подожди чуток! — крикнул Бильбо, так и не придя в себя от страха перед съедением. По счастью, он когда-то слышал что-то похожее и быстро нашёл ответ. — Ветер! Это же ветер!

Хоббит так обрадовался, что решил отыграться.

«Ну, погоди, чудище-страшилище противное!» — подумал он, а вслух сказал:

— Ш-ш-ш-ш-ш-ш, — прошипел Голлум. Он так долго жил под землёй, что обо всём позабыл. Бильбо уже надеялся, что Голлум не найдёт отгадку. А Голлум вспоминал те времена, когда он жил с бабушкой в уютной норке над рекой.

— Ш-ш-ш, прелес-сть моя, — ответил он. — С-с-солнце и ромаш-ш-шки, да.

Но обычные загадки земли утомили Голлума. Он вспомнил те дни, когда он не был таким мерзким, подлым и одиноким. От этого он разозлился и по-настоящему проголодался. Вот Голлум и придумал загадку покаверзнее:

На беду Голлума Бильбо эту загадку слышал давно, да и ответ был совсем рядом.

— Тьма, — ответил хоббит.

И тут же загадал свою загадку, чтобы выиграть немного времени:

Загадка была очень лёгкой, даже если хоббит сказал что-то не так. Но Голлуму она оказалась не по зубам. От злости он шипел, что-то бормотал и шептал. Бильбо уже горел от нетерпения.

— Так каков твой ответ? — спросил он. — Не кипящий же чайник, судя по твоему шипению!

— Дай нам время, время, моя прелес-с-сть.

— Ну? — задал вопрос Бильбо, подождав ещё немного. — Готов ответ?

Тут Голлум вспомнил, как когда-то разорял птичьи гнёзда, а потом, сидя вместе с бабушкой на берегу реки, учил её высасывать…

— Яйц-ца! Яйц-ц-ца! — просвистел Голлум.

Теперь пришёл его черёд:

Сам Голлум считал загадку довольно лёгкой, потому что ответ он знал очень хорошо. Но ничего получше он не придумал. Загадка про яйцо совсем сбила его с толку. А бедняга Бильбо никак не мог найти ответ, тем более что воду он брал только для мытья или стирки. На эту загадку можно было бы легко ответить, если сидишь в уютном доме, а не дрожишь от мысли, что тебя съедят. Бильбо сидел и думал, но не находил ответа.

А Голлум на радостях снова заговорил сам с собой:

— Моя прелес-сть, оно вкус-с-сное? Оно с-соч-ч-чное? Его мож-жно с-сгрызть или с-с-схрумать?

— Подожди, — дрожащим голосом вымолвил хоббит. — Я ведь давал тебе такую возможность.

— Пус-с-сть пос-спеш-шит, поспеш-ш-ш-шит, — прошипел Голлум. Он уже выбрался из челнока и начал подползать к Бильбо.

Но когда его перепончатая лапа опустилась в воду, оттуда выскочила рыба и шлёпнулась хоббиту прямо на ногу.

— Брр! Ну и холодная! — воскликнул Бильбо и тут же выкрикнул: — Рыба! Рыба! Это рыба!

Голлум был страшно раздосадован. Ему пришлось вернуться в лодку и думать над новой загадкой хоббита. А она была такая:

Загадка была — затасканней не придумаешь, но Бильбо больше в голову ничего не пришло. В другой раз Голлум и поломал бы себе голову над ней, но загадка про рыбу помогла ему. Ответ был таков: рыба лежит на столе, за столом на табурете сидит человек, а кошка объедает кости. Теперь Голлум решил загадать что-нибудь действительно трудное и страшное:

Бедный хоббит сидел в темноте и перебирал в уме все известные ему имена сказочных драконов, великанов и людоедов, но ему казалось, что он знает правильный ответ, только никак не может вспомнить. Бильбо стало страшно, а страх всегда мешает думать.

Голлум, видя замешательство хоббита, потихоньку начал выкарабкиваться из своей плоскодонки. Он шлёпал своими лапами по воде и уже выполз на берег. Бильбо видел, как на него уставились горящие глаза. Язык хоббита словно прилип к нёбу. Он хотел крикнуть: «Дай мне ещё немного времени! Дай мне время!» — но вместо этого у него вырвался писк:

Хоббита спасла чистая случайность: это и была отгадка.

Голлум уже не просто разочаровался. Он разозлился не на шутку, к тому же игра ему наскучила. Мало того: проснулся голод. К лодке Голлум уже не пошёл, а уселся в темноте рядом с Бильбо. Это ещё больше напугало и сбило хоббита с толку.

— Ещ-щё загадки, да, да, моя прелес-сть! Ещ-щ-щё разгадать загадку, да, да! — свистел Голлум.

Но Бильбо больше ничего не мог придумать, потому что рядом уселась противная мокрая холодная тварь и пялила на него глаза. Как хоббит не пытался, на ум ничего не приходило.

— С-спрос-с-си нас-с! С-спроси нас-с-сс! — свистел Голлум.

Хоббиту только и оставалось покрепче сжать рукоять меча, но тут свободная рука скользнула в карман и нащупала то самое найденное в пещере кольцо, о котором он совсем забыл.

— Ой! Что это такое у меня в кармане? — громко спросил себя Бильбо. Но Голлум, решив, что это такая загадка, страшно разозлился.

— Не чес-стно! Не чес-стно! — засвистел он. — Не чес-с-стно, моя прелес-с-ть, спраш-шивать, ч-ч-то у него в мерзких карманцах!

— Ну, так что же у меня в кармане? — ещё громче повторил вопрос Бильбо, когда понял, наконец, что произошло.

— Ш-ш-ш-ш-ш! — прошипел Голлум. — С-с трёх раз, моя прелес-с-с-с-сть! С трёх раз-з!

— Ладно, угадывай! — согласился Бильбо.

— Ручищ-щ-щи! — выдавил Голлум.

— А вот и нет! — возразил хоббит, к счастью, успев вынуть руку из кармана.

— С-с-с-с-с-с! — засвистел от расстройства Голлум. Он принялся вспоминать всё то, что некогда носил в карманах: рыбьи кости, зубы гоблинов, мокрые ракушки, кусочек крыла летучей мыши, острый камушек для подтачивания клыков… Вобщем, всякий хлам. Голлум пытался припомнить, что же ещё может быть в кармане.

— Нож-ж-жик, — сказал он наконец.

— Не то, — ответил Бильбо, и так зря потерявший столько времени.

Теперь Голлум оказался в положении похуже, чем в тот раз, когда Бильбо загадал ему загадку про яйцо. Голлум шипел и свистел, раскачивался туда-сюда и шлёпал лапой по камням, вертелся и строил рожи, не сходя с места, но он так и не решался истратить третью попытку.

— Шнурок или пусто! — взвизгнул он, хотя давать сразу два ответа — не по правилам.

— Всё равно не угадал! — крикнул от волнения Бильбо, который, подскочив и выставив перед собой меч, прижался к стене.

Он знал, что игра в угадайку очень древняя. Даже самые отъявленные злыдни не смели нарушать её правила. Впрочем, если говорить о тех же правилах, то вопрос хоббита загадкой назвать было нельзя.

Голлум, во всяком случае, нападать не собирался. Пока не собирался: он видел меч в руке хоббита. Голлум расселся, что-то шипя про себя или насвистывая, пока Бильбо не надоело ждать.

— Ну? — спросил хоббит. — Так что же с обещанием? Я иду. Показывай дорогу.

— А мы что-то говорили, моя прелес-с-сть? Показ-зать мерзкому Бэггинс-с-с-су дорогу отс-сюда, да-с, да-с-с-с? Только ч-ч-то у него в карманц-ц-цах, а? Не шнурок, но и не пус-с-с-то… О нет, голлм.

— Не важно, — перебил его хоббит. — Обещание есть обещание.

— Оно ещ-щё и сердитс-с-с-ся, моя прелес-сть! — засвистел Голлум. — Но оно подождёт, да-с-с-с-с. Мы не можем бысс-тро идти по пещ-щ-щерам. Нам кое-что нуж-жно, да, кое-что для нас-с-с…

Источник