Загадка нфи краткое содержание



Загадка Н. Ф. И. (Андронников)

Андроников жил в Ленинграде и принимал участие в издании нового собрания сочинении Лермонтова. Ему предстояло выяснить, кому посвятил Лермонтов несколько своих стихотворении, написанных в 1830 и 1831 годах. Имя девушки он ни разу не назвал. Вместо имени в заглавиях стихотворении, ей посвящённых, стоят лишь три начальных буквы: «Н. Ф. И». Из этих стихов можно понять, что Лермонтов долго и безнадёжно любил её. Она сначала тоже любила его, но потом увлеклась другим.

Дневник в стихах [ ред. ]

Изучение юношеских стихов Лермонтова показало, что поэт посвятил Н. Ф. И. тридцать стихотворений, в которых говорилось о любви и измене. Летом 1831 года Лермонтов написал драму «Странный человек», в которой изобразил свои отношения с Н. Ф. И.

Истинное происшествие на Клязьме [ ред. ]

Андроников выяснил, что в начале июня 1831 года Лермонтов гостил у каких-то Ивановых в имении на берегу Клязьмы. Возможно, к этой семье принадлежала Н. Ф. И. — Наталия Федоровна … Иванова?!

Забытый драматург [ ред. ]

В Пушкинском доме, в знаменитой картотеке Б. Л. Модзалевского, Андроников узнал, что в начале XIX века жил популярный драматург Фёдор Фёдорович Иванов, у которого было двое детей лермонтовского возраста.

Тайна Ваганьковского кладбища [ ред. ]

В начале 30-х годов Н. Ф. И. вышла замуж и переменила фамилию. Из родословных книг Андронников узнал, что Наталия Фёдоровна Иванова была женою Николая Михайловича Обрескова. Она умерла в 1875 году на шестьдесят втором году жизни.

Знаток старой Москвы [ ред. ]

У чудесного старичка Николая Петровича Чуйкова, историка и литературоведа, великого знатока государственных и семейных архивов ХУШ и XIX веков, Андроников узнал, что у Обресковых была дочь Наталия Николаевна, которая вышла замуж за Сергея Владимировича Голицына. У Голицыных были дочери, родные внучки Наталии Фёдоровны.

Дальние родственники [ ред. ]

В адресном столе Андроникову дали адрес внучки Наталии Фёдоровны — Наталии Сергеевны Маклаковой. Она рассказала, что все стихи, которые Лермонтов посвятил бабушке Наталии Сергеевны, и письма поэта уничтожил её дед, Николай Михайлович Обресков, из ревности к Михаилу Юрьевичу.

Источник

Загадка НФИ

Екатерина Моргунова Тёмными осенними вечерами пенсионерка Муравьёва любила читать списки людей, захороненных на московских кладбищах.
Кого-то подобное занятие могло бы вогнать в тоску. Но только не пенсионерку Муравьёву! На неё это чтение действовало умиротворяюще. Помогало настроиться на сон и учило философскому отношению ко всему мирскому.
Ведь жизнь, это верхушка айсберга.
Только представьте себе, во сколько раз количество мёртвых превышает количество живых. И как коротка наша жизнь по сравнению с вечностью.

Пенсионерка Муравьёва прекрасно представляла всё это и потому давно позаботилась о месте в загробном мире для себя и для своей старшей сестры Елены.
Она планировала, что лежать они будут на Ваганьковском кладбище, в могиле своих предков, третьим ярусом. Правда сестрица Алёнушка об этом пока ничего не знала.
Она была хоть и старшей сестрой, но довольно легкомысленной. В свои преклонные годы, когда пора бы думать о душе и о месте на кладбище, Елена красила волосы краской «Красный вулкан», делала чёрный маникюр, пользовалась вульгарной алой помадой, обожала золотые украшения и сладкие духи. Она лишь недавно бросила курить и ещё надеялась на встречу с каким-нибудь мужчиной. За что серьёзная младшая сестра её, конечно, в тайне, осуждала.
Сама пенсионерка Муравьёва выглядела строго. Любила длинные тёмные юбки, а светлые блузки застёгивала на все пуговицы под самое горло. Носила причёску «дворянское гнездо», косметикой не пользовалась и вела такой же аскетичный образ жизни, как девушки из института благородных девиц. Пенсионерка регулярно занималась физкультурой и разумно питалась.

Имена своих будущих соседей по некрополю пенсионерка Муравьёва просматривала мечтательно и даже с некоторым оттенком гордости. Артисты, поэты, спортсмены! При жизни, небожители. А после смерти все будем рядом, в одной земле.
Что немножко согревало душу.

Как-то раз, открыв очередной сайт и просматривая имена захороненных на Ваганьково, пенсионерка Муравьёва увидела знакомое имя и обомлела от счастья!
«Наталья Федоровна Обрезкова. Первый участок.» — Не веря своим глазам прочитала она. Неужели, та самая?
Сон сняло, как рукой. Азарт, похожий на азарт археолога, обнаружившего захоронение фараона, охватил пенсионерку.

Еле еле дождавшись утра, она побежала на кладбище. С собой, как обычно, взяла веник, тряпки, резиновые перчатки, бутылку из под воды и большие чёрные пластиковые пакеты для мусора.
Оделась потеплее, в серое пальто, больше похожее на шинель.
Как никак была осень. Прохладный пасмурный день, хорошо, что хоть без дождя.

На Ваганьково, как в музее, всегда народ.
Ходят от Высоцкого к Есенину, от Миронова к Леонову, по одним и тем же тропам, к одним и тем же могилам.
И не знают, сколько ещё известных людей там лежит.
Вот эти забытые имена и заброшенные могилы пенсионерка Муравьёва любила больше всего.
Хранила их, как драгоценности в шкатулке.
Ухаживала за поросшими мхом могилами, чтобы кладбищенские джунгли не поглотили и не превратили их в прах, хотя бы в то время, пока жива она.
Наталья Федоровна Обрезкова должна была занять особое место в этой шкатулке, стать её редкой жемчужиной.

Еще:  Загадки про цыплят и яйцо

Первый участок, где похоронена Обрезкова, находится справа от церкви. Он довольно большой.
Пенсионерка наметила себе траекторию поиска и пошла читать имена на надгробиях. Работа предстояла долгая. Возможно, на несколько часов.

Кладбище поприветствовало её звоном колоколов и хриплым карканьем чёрных ворон.

Обрезкова умерла в 1875 году. Надгробие должно было быть старым, без фотографии.

Пенсионерка Муравьёва надела очки и внимательно всматривалась в надписи на надгробиях, пока не встретилась глазами с фотографией упитанного мужчины в коричневом костюме.
«Хренов Борис Михайлович» было написано на камне.
«Не добрый знак», — подумала пенсионерка.
Она верила в знаки и символы, невзирая на то, что когда-то была пионеркой и даже комсомолкой.
Всё так смешалось в этой жизни и двадцать раз поменялось туда-обратно, что Муравьёва уже и не знала во что можно верить, а во что верить нельзя.
Казалось, что одни неведомые силы мешали ей творить добро. Другие помогали.
Себя же она считала орудием в руках высших сил.

Примерно через час безуспешных поисков, пенсионерка вернулась к Хренову, перекрестилась и на всякий случай плеснула ему в лицо святой водой.
Как Леший в лесу может путать дорожки и прятать грибы, так и кладбища могут прятать от тебя нужную могилу, полагала Муравьёва.

В тот осенний день ей то и дело попадались странные фамилии. То Кудыкин, то Мешалкин, то Нахов. То вообще целое семейство Сусаниных.
Пенсионерка Муравьёва всегда была женщиной впечатлительной и поэтому все эти фамилия она принимала на свой счёт.

Самый заметный памятник на первом участке, это высокая фигура молодой девушки без головы, выкрашенная золотой краской. Памятник окружён четырьмя железными пальмами.
Есть разные версии, кто там похоронен и куда подевалась голова.
По одной из версий там покоится дочь московского купца.
Девушка умерла в 16 лет. Она мечтала побывать на море, но так и не побывала. Желая хоть как-то исполнить мечту дочери, безутешный отец поставил на её могиле железные пальмы.
По другой версии, эта могила принадлежит Соньке Золотой ручке.
К Соньке люди ходят, чтобы попросить у неё денег.
Весь памятник исписан просьбами, такими как «Соня, пошли мне денег», «Соня, помоги выплатить ипотеку», «Соня, пусть мой начальник поднимет мне зарплату».
В благодарность за помощь, Соне дарят бижутерию и бросают монетки.
Говорят, что этот памятник почитают криминальные элементы.
Накануне «дела», по традиции, они посещают могилу Соньки с целью получить у неё благословение.
Говорят, что рядом с памятником, под видом сотрудников кладбища, часто дежурят оперативники. Отсматривают тех, кто пришёл к Соньке на поклон и потому заранее знают, кто завтра ограбит банк.

Пенсионерка погладила холодный мрамор статуи и мысленно обратилась к Соне.
— Соня, мне денег не надо. Помоги мне найти могилу Натальи Фёдоровны Обрезковой.

Оглядевшись вокруг в ожидании знака, Муравьёва увидела упитанного мужчину в коричневом костюме. Он стоял в 200 метрах от неё, возле могилы с упавшим крестом. Пока Муравьёва пробиралась туда шурша опавшей листвой, мужик будто сквозь землю провалился.

«Наталья Федоровна Обрезкова. Урождённая Иванова.»
Прочла пенсионерка.
— Сонечка, спасибо!
Улыбнулась она.

Как и предполагала пенсионерка Муравьёва, могила находилась в плачевном состоянии. Памятник был покрыт вековой пылью. Мраморный крест валялся рядом, присыпанный прелыми листьями.
Пенсионерка надела резиновые перчатки и принялась наводить порядок.
Отмыла памятник. Собрала жёлтую листву в пакеты для мусора.
Только тяжёлый крест ей самой было не поднять.
Годы уже не те.
Кто же будет ухаживать за её подопечными могилами, когда её самой не станет?

Мимо могилы прошли две девочки, одетые во всё чёрное с головы до ног.
Волосы у девочек были цвета воронова крыла. Глаза подведены чёрным карандашом, а губы покрыты чёрной помадой.
Сестрице Алёнушке понравилось бы!
— Девочки! Здравствуйте!
Окликнула их пенсионерка.
— Вы в школе учитесь?
— Да.
— Лермонтова проходили?
— Проходили.
— Знаете, кто здесь похоронен?
— Не знаем.
— Здесь лежит возлюбленная Лермонтова, Наталья Федоровна Обрезкова. Вас как зовут?
— Меня Маша, а её Наташа.
— Наташа? Вот видишь, и её звали Наташа. Вы часто на кладбище бываете?
— Часто.
— Девочки, вы присматривайте за этой могилой, чтобы она не исчезла. Пожалуйста.
— Может быть Вам чем-то помочь?
— Крест упал. Надо бы его поднять.
Но даже втроём им не удалось оторвать крест от земли.

Еще:  Презентация народные загадки начальная школа

За этой картиной наблюдали двое мужчин в телогрейках, сидевшие неподалёку от могилы Соньки.
— Девочки, а пакеты с мусором можете выбросить?
Спросила пенсионерка.
— Конечно!

Когда девочки ушли, унося с собой чёрные пакеты, пенсионерка решительно направилась к мужчинам в телогрейках.
— Добрый день, молодые люди! Вы патриоты?
— Патриоты. Добрый день.
— Знаете, кто там похоронен?
— Нет.
— Возлюбленная великого русского поэта Лермонтова. На её могиле упал крест. Поможете поднять?
Мужчины нехотя встали и пошли поднимать крест.
— Чтобы всё здесь полностью восстановить, Вам, женщина, в администрацию кладбища обратиться надо.
Крест мужчины аккуратно подняли и прислонили к ближайшему дереву.

В администрации кладбища пенсионерка Муравьёва спросила.
— А вы здесь как, православные?
— Ну, допустим.
— А почему же крест сломан на могиле возлюбленной Лермонтова?
— Потому что подобными памятниками занимается Министерство культуры.

В Министерство культуры Муравьёва не поехала, позвонила.
Трубку взяла девушка.
— Добрый вечер! На могиле возлюбленной Лермонтова сломан крест.
— Что? Что? У любовницы Лермонтова?
— Девушка, не у любовницы! А у возлюбленной! Вы любили когда-нибудь? Вот Лермонтов любил и посвятил этой женщине цикл стихотворений.
— А Вы кто?
— Я — пенсионерка Муравьёва. Дотошная старушка, которая это дело так не оставит и будет писать жалобы во все инстанции.
— Какое кладбище?
— Ваганьковское. Первый участок. Могила Натальи Фёдоровны Обрезковой.

Домой пенсионерка Муравьёва вернулась уставшая и немного расстроенная. Рассказала историю с памятником сестре. Та её отругала.
— Наташ, вот вечно тебе больше всех надо! Стоит себе эта могила сто лет и никому до неё дела нет. А ты лезешь всё, лезешь не в своё дело! Мне жизнь испортила. Курить нельзя. Мужиков нельзя.
— Лен, ну а как же? Ну ты же понимаешь, что иначе всё пропадёт?
И заплакала, как ребёнок.

В далёком 1959 году пионерке Наташе Муравьёвой было 14 лет.
Их семья жила в Центре Москвы, в большой коммунальной квартире.
Как в песне Высоцкого — «На 28 комнаток всего одна уборная».
И один телевизор, который находился в комнате Муравьёвых.
Вечерами соседи любили приходить к ним в гости смотреть телепередачи и фильмы. Сидели в тёмной комнате кружком и смотрели на светящийся голубой экран. Чудо!

Одним из популярных ведущих того времени, был литературовед и блистательный рассказчик Ираклий Андроников. Он создал серию передач о жизни и творчестве Лермонтова.
Одна из историй называлась «Загадка Н.Ф.И.» и была посвящена почти детективному расследованию, в ходе которого Андроников выяснял, кому же Лермонтов посвятил цикл любовных стихотворений.
В посвящении Лермонтова стояли только загадочные инициалы любимой женщины «Н.Ф.И.»
Когда Андроников раскрыл тайну и назвал полное имя «Н.Ф.И.» пионерка Муравьёва была потрясена. Возлюбленная Лермонтова оказалась её тёзкой, Натальей Фёдоровной. А Наталья Фёдоровна это вам не Мария Ивановна. Это довольно редкое сочетание имени и отчества.
Впечатлительная девочка решила, что это судьба.
Стала интересоваться творчеством Лермонтова и всю жизнь грезила о такой же сильной и возвышенной любви.
Любовь, правда, так и осталась мечтой. Наверное, такая бывает только в книжках, да и то, у великих поэтов.

Наступила весна.
Накануне Пасхи Наталья Фёдоровна уговорила свою сестру Лену посетить Ваганьковское. Они навестили могилы родственников и зашли на могилу Н.Ф.И..
День был солнечный. На кладбище кипела жизнь и пахло свежей краской.

Удивительно, но крест починили и могила Н.Ф.И. больше не выглядела заброшенной, кто-то за ней ухаживал.
У пенсионерки Муравьёвой на глаза навернулись слёзы.

— Лен, ну ты видишь? Починили ведь!
— И ухаживает кто-то за могилкой. Вон цветочки лежат.
— Лен, красота-то какая!
— Да не просто красота! А прямо глаз не оторвать!

Сестры стояли рядом и смотрели на могилу с умилением.
В лучах солнца таял снег. В лужах купались воробьи.

Пенсионерка Муравьёва вздохнула полной грудью, оглянулась по сторонам и поймала на себе хитрый взгляд Хренова.
Муравьёва весело подмигнула ему, но так, чтобы никто этого не заметил.

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Я хочу рассказать вам.

Необходима регистрация

Все почти… забывают, что надо бегать за приключениями, чтоб они встретились; а для того, чтобы за ними гоняться, надо быть взволновану сильной страстью или иметь один из тех беспокойно-любопытных характеров, которые готовы сто раз пожертвовать жизнию, только бы достать ключ самой незамысловатой, повидимому, загадки; но на дне одной есть уж, верно, другая…

Еще:  Народные загадки про цветы

М. Лермонтов, «Я хочу рассказать вам».

Я не могу ни произнесть, Ни написать твое названье: Для сердца тайное страданье В его знакомых звуках есть; Суди ж, как тяжко это слово Мне услыхать в устах другого.

На мою долю выпала однажды сложная и необыкновенно увлекательная задача. Я жил в ту пору в Ленинграде, принимал участие в издании нового собрания сочинений Лермонтова, и мне предстояло выяснить, кому посвятил Лермонтов несколько своих стихотворений, написанных в 1830 и 1831 годах.

В этих стихотворениях семнадцатилетний Лермонтов обращается к какой-то девушке. Но имени ее он не называет ни разу. Вместо имени в заглавиях стихотворений, ей посвященных, стоят лишь три начальные буквы: «Н. Ф. И.». А между тем в лермонтовской биографии нет никого, чье имя начиналось бы с этих букв.

Вот названия этих стихотворений:

«Н. Ф. И.», «Н. Ф. И…вой», «Романс к И…», «К Н. И…»

Читая эти стихи, нетрудно понять, что Лермонтов любил эту девушку долго и безнадежно. Да и она, видимо, сначала любила его, но потом забыла, увлеклась другим, и вот оскорбленный и опечаленный поэт обращается к ней с горьким упреком:

Я недостоин, может быть, Твоей любви: не мне судить; Но ты обманом наградила Мои надежды и мечты, И я всегда скажу, что ты Несправедливо поступила. Ты не коварна, как змея, Лишь часто новым впечатленьям Душа вверяется твоя. Она увлечена мгновеньем; Ей милы многие, вполне Еще никто; но это мне Служить не может утешеньем. В те дни, когда, любим тобой, Я мог доволен быть судьбой, Прощальный поцелуй однажды Я сорвал с нежных уст твоих; Но в зной, среди степей сухих, Не утоляет капля жажды. Дай бог, чтоб ты нашла опять, Что не боялась потерять; Но… женщина забыть не может Того, кто так любил, как я; И в час блаженнейший тебя Воспоминание встревожит! — Тебя раскаянье кольнет, Когда с насмешкой проклянет Ничтожный мир мое названье! — И побоишься защитить, Чтобы в преступном состраданье Вновь обвиняемой не быть!

Значит, эта девушка понимала Лермонтова, была его задушевным другом. Кто-то, видимо, даже упрекал ее за сочувствие к поэту…

Я не знаю, почему Лермонтов ни разу не написал ее имени. Я не знаю, почему за сто лет эту загадку не удалось разгадать ни одному биографу Лермонтова. Я знаю только одно, что в новом издании сочинений Лермонтова надо сделать точное и краткое примечание: «Посвящено такой-то».

И я принялся за работу.

ДНЕВНИК В СТИХАХ

И вот уже которую ночь сижу я за письменным столом и при ярком свете настольной лампы перелистываю томик юношеских стихотворений Лермонтова. Внимательно прочитываю каждое, сравниваю отдельные строчки.

Вот, например, в стихотворении, которое носит заглавие «К ***», Лермонтов пишет:

Источник

Загадка Н. Ф. И. (Андроников Ираклий Луарсабович)

Впервые статьи И. Л. Андроникова, вошедшие в этот сборник, увидели свет в издательстве "Детская литература" в далёком 1949 году. В то время книжка заключала в себе только две вещи: "Портрет" и "Загадку Н. Ф. И.". Затем книга неоднократно переиздавалась.

Однако за последние двадцать лет работы выдающегося исследователя о М. Ю. Лермонтове ни разу не печатались для детской и юношеской аудитории. 200-летний юбилей М.Ю. Лермонтова — прекрасный повод для нового издания, дополненного материалами и иллюстрациями из ведущих музеев и библиотек страны.

Чтобы не возникло недоумения, когда происходили описанные в книге события, надо сказать, что расшифровка таинственных инициалов и поиски утраченного портрета относятся ещё к 1930-м годам (впервые напечатаны эти рассказы в 1938 "Загадка Н. Ф. И." и в 1947 "Портрет").

Прежде чем положить эти истории на бумагу, автор многократно рассказывал их в своих литературных концертах, выступал с ними по радио и телевидению, по новелле "Загадка Н. Ф. И." снята документальная картина на киностудии "Ленфильм" в 1959 году.

Но и сегодня рассказы Ираклия Андроникова — прекрасное и увлекательное чтение для тех, кто любит и чтит родную речь, кто любознателен и неравнодушен к литературной славе отечества. Кто так же, как автор книги, увлечён нестареющей поэзией вечно юного гения русской литературы Михаила Юрьевича Лермонтова.

Источник