Прокуратура акмолинской области конкурс

Незаконные закупки на три миллиарда тенге выявили в Акмолинской области

В Акмолинской области прокурорами выявлено более 100 незаконных закупок способом из одного источника на общую сумму свыше 3 млрд тенге. Итоги 162 конкурсов отменены после вмешательства прокуратуры и уполномоченного органа, передает Mnews.kz со ссылкой на прокуратуру региона.

Незаконные закупки на три миллиарда тенге выявили в Акмолинской области

В прокуратуре Акмолинской области прошло заседание коллегии, на котором были обсуждены результаты проверок в сфере жилищного законодательства и государственных закупок.

В работе заседания приняли участие заместитель акима области Малгаждар Таткеев, руководители областных ведомств, а также акимы районов и городов в режиме видеоконференцсвязи.

Начальник управления прокуратуры области Санат Шарипов проинформировал о выявлении многочисленных фактов незаконного предоставления местными исполнительными органами квартир из государственного жилищного фонда, в том числе и лицам, намеренно ухудшившим свои жилищные условия, ранее приобретшим собственное жилье с нарушением порядка очередности, незаконно поставленным на очередь и др.

По второму вопросу было отмечено, что прокурорами выявлено более 100 незаконных закупок способом из одного источника на общую сумму свыше 3 млрд тенге.

Представители уполномоченных и государственных органов по критическим замечаниям прокуратуры доложили о принимаемых ими мерах по улучшению ситуации.

По всем выявленным нарушениям были внесены акты прокурорского надзора.

Подводя итоги, прокурор области Айдос Майлыбаев обозначил важность обеспечения законности по рассмотренным двум социально-важным вопросам.

По отдельным нарушениям ведомство потребовало провести дополнительные проверки.

Источник

После прокурорской проверки уволен аким в Акмолинской области


Аким Макинска Буландынского района Акмолинской области уволен по результатам прокурорской проверки за служебный подлог документов. Они касаются кражи уличных фонарей, передает Sputnik Казахстан.

Прокуратура Буландынского района проанализировала уголовные дела, где преступлениями причинен ущерб государству.

Установлено, что еще в 2018 году по заявлению акима Макинска о хищении уличных фонарей полицией начато досудебное расследование по статье 188 Уголовного кодекса (кража). Однако расследование было прекращено — на основании подписанной акимом справки о том, что похищенное имущество на балансе акимата не состояло.

Однако при более детальном разбирательстве выяснилось, что эти сведения недостоверны.

«Мы провели встречную проверку. Оказалось, уличные фонари были приобретены по договору о государственных закупках и находились на балансе акимата Макинска», — сообщили в пресс-службе прокуратуры Акмолинской области.

В итоге постановление о прекращении уголовного дела по факту кражи признано незаконным, основание оказалось не реабилитирующим. Его отменили, а материалы по факту служебного подлога в отношении акима передали в Антикоррупционную службу.

Как отметили в облпрокуратуре, распоряжением акима Буландынского района аким Макинска уволен. Должность руководителя райцентра занимал Молдагали Кеженев.

Источник

Перекрыли кислород: как в Акмолинской области ищут черную кошку в темной комнате

Группа специальных прокуроров и каэнбэшников Акмолинской области вот уже 8 месяцев пытается понять, каким образом чиновник от здравоохранения, главврач крупной областной больницы и известный бизнесмен поделили деньги за поставку аппарата ИВЛ. Вот только способы дознания у них настолько инновационные, что мы считаем своим долгом рассказать о них стране.

Когда 1 апреля в СМИ прошла новость о том, что под стражу взят глава управления здравоохранения Акмолинской области Сулен ИЛЬЯСОВ, а вместе с ним – директор ТОО “Медлайн” Жанар МОЛДАНТАЕВА, жители Кокшетау восприняли это как первоапрельскую шутку. Ильясова знают здесь давно. Он долгое время был главврачом крупной городской поликлиники. Не последний человек в городе и Жанар Молдантаева – она, являясь директором ТОО “Медлайн”, много лет занимается поставками медицинского оборудования для лечебных учреждений города Кокшетау и Акмолинской области. А летом прошлого года так и вовсе предстала в местной прессе как человек, обладающий высокой гражданской ответственностью и вместе с врачами борющийся с пандемией. Именно она в самое сложное время, на пике пандемии и катастрофической нехватки аппаратов ИВЛ, когда управление здравоохранения обратилось к бизнесменам: “Помогите, кто чем может!”, откликнулась одной из первых и подарила региону немецкий аппарат ИВЛ “Draeger Evita”. Аппарат закупили несколько лет назад для нужд одной из частных клиник, но он так и не был запущен в работу. Арест Молдантаевой жители города связали с дарением именно этого аппарата.

Не время делить аппараты?

Но реальность оказалась запутаннее. К подаренному аппарату ИВЛ у следствия претензий нет, вопросы возникли к договору госзакупок медицинского оборудования, заключенному в 2020 году ТОО “Медлайн” с областным управлением здравоохранения. Но под стражу Молдантаева взята по обвинению в хищении денежных средств совсем по другому договору. А именно: по договору, заключенному ТОО “ЛПУ “Авиценна” с областным управлением здравоохранения. ТОО “ЛПУ “Авиценна” к Молдантаевой отношения не имеет практически никакого, если не брать во внимание то, что директор этой организации Елена Москалюк – близкая подруга Жанар.

Весной 2020 года всё закупленное областью для борьбы с пандемией дорогостоящее оборудование выгружалось в Центр фтизиопульмонологии. Но вместе с ним по ошибке оставили в центре 3 аппарата ИВЛ, принадлежащие ТОО “ЛПУ “Авиценна”. Потом начались кошмарные месяцы пика пандемии, и забирать эту технику было просто некогда.

В октябре, когда коронавирусный кризис миновал, Жанар Молдантаева поехала по городу с новой партией оборудования. Глава ТОО “ЛПУ “Авиценна” Елена МОСКАЛЮК, которая совсем недавно стала мамой, попросила подругу заодно заехать в Центр фтизиопульмонологии и забрать, наконец, ее аппараты ИВЛ.

Но главврач Центра фтизиопульмонологии Касымжан ТАШМЕТОВ согласился отдать всего 2 дорогостоящих аппарата. Один – “Dreager Evita XL”, как признался медик, уже полгода стоит в реанимации центра. И отдать он его не может, потому что прямо сейчас он обеспечивает пациента кислородом. И потом отдать не сможет, так как есть и другие пациенты, нуждающиеся в искусственной вентиляции легких.

Как уверял Ташметов, упрздрав в курсе ситуации: глава управления Сулен Ильясов еще летом, когда в центр всё поступали и поступали пациенты с тяжелыми формами легочного голодания, разрешил взять один из частных аппаратов ИВЛ, пообещав вернуть ТОО “ЛПУ “Авиценна” стоимость оборудования.

После чего и был заключен договор государственных закупок № 469 от 09.10.2020 года, по которому центр приобрел у ТОО “ЛПУ “Авиценна” указанный аппарат ИВЛ, а деньги за него перечислил собственнику.

И все стороны вроде как остались вынужденной сделкой довольны.

Скажи мне, кто твой друг, и сядь за это

А вот служба спецпрокуроров через полгода углядела в сделке признаки хищения. По версии следствия, Ильясов, Ташметов и Молдантаева выделенные на закуп аппарата ИВЛ деньги присвоили. Правда, в чем выгода Молдантаевой и каким образом можно присвоить деньги, перечисленные на счет другой фирмы, – остается загадкой. Договор подписывала не она, а Москалюк, денежные средства за указанный аппарат Молдантаева не получала, они были перечислены на счет его собственника – ТОО “ЛПУ “Авиценна”.

Еще:  Конкурс мы против наркотиков

Андрей Котлов — адвокат Жанар Молдантаевой
Андрей Котлов — адвокат Жанар Молдантаевой. Фото Анны ВЕЛИЧКО

– В чем вина моей подзащитной? В том, что она по просьбе подруги заехала за оборудованием в Центр фтизиопульмонологии? Я вообще не пойму логику следствия: деньги получила Москалюк, получила их не просто так, а за свое имущество. Если бы облздрав отказался платить, Елена Москалюк могла бы подать в гражданском порядке в суд и взыскать свои деньги. А главное – если даже предположить, что версия следствия верна, нам должны были быть представлены доказательства преступного сговора, но пока этого нет. И главный вопрос: в чем выгода моей подзащитной и других подозреваемых? Аппарат ИВЛ есть, стоимость его известна, областной бюджет перечислил на счет ТОО “ЛПУ “Авиценна” именно эту сумму и ни копейки больше. Что делили Молдантаева с Ильясовым и Ташметовым? – недоумевает адвокат Андрей КОТЛОВ.

Между тем еще в апреле Жанар Молдантаева помещена в СИЗО на основании подозрений в махинациях с продажей того самого аппарата ИВЛ, который ей даже не принадлежит! В конце мая суд продлил срок заключения еще на месяц.

Адвокат подал апелляционную жалобу в Акмолинский областной суд о незаконности продления содержания под стражей Жанар Молдантаевой. Как он уверен, никаких оснований для такой санкции суда нет. Если даже не брать во внимание то, что к договору о госзакупках № 469 директор ТОО “Медлайн” не имеет никакого отношения, у Жанар Молдантаевой изъяли удостоверение личности и паспорт, стало быть, в бега податься она не может. Она никого не убила, не бегает по улицам с ножом и, следовательно, не представляет опасности для общества.

Как следователи блуждали между трех домов и добывали три коробки чудес

Чтобы найти доказательства своей версии событий, следователи сейчас усиленно работают. В начале апреля опергруппа пришла… нет, не к Жанар Молдантаевой домой, не по адресу фирмы ТОО “Медлайн”: город Кокшетау, ул. Абая, 156, и даже не по адресу ТОО “ЛПУ “Авиценна”, которое являлось продавцом того самого аппарата ИВЛ, – ул. Абая, 161. Следователи пришли по адресу: ул. Абая, 156а, в ЛПУ “Авиценна”, то есть в частную клинику, которая вроде как совершенно не имеет отношения к делу. Получается, следователи заблудились в 3 домах?

– Ну сами представьте: у нас работа, пациенты, а тут – опергруппа. Всю администрацию, часть медработников собрали в одном кабинете, провели обыск, в ходе которого изъяли 3 коробки документов и неработающие аппараты ИВЛ, которые стояли в отдельном складском помещении нашей клиники и служили донорами запчастей для тех аппаратов, которые используются в реанимации. Теперь в случае поломки любого из них запасных частей придется ждать неделями, а в отдельных случаях – месяцами, – вспоминает тот день главный врач ЛПУ “Авиценна” Владимир ВУРЦ.

Вместе с неработающими аппаратами ИВЛ из клиники вынесли запротоколированные 3 коробки документов, “1С: Бухгалтерию”. А также незапротоколированные кофемашину клиники и целый мешок с личными вещами сотрудников и собственника здания.

Что касается неучтенки, ее в клинику вернули после того, как руководство ДКНБ посмотрело записи с камер видеонаблюдения клиники, по которым видно, как сотрудники ДКНБ, принимающие участие в обыске, грузят “приватизированное” имущество в свою машину. Правда, через пару дней после этого оперативники снова приехали в клинику и изъяли жесткий диск службы видеонаблюдения с записями проводимого обыска.

Владимир Вурц в реанимации возле аппарата ИВЛ. Фото Анны ВЕЛИЧКО
Владимир Вурц в реанимации возле аппарата ИВЛ. Фото Анны ВЕЛИЧКО

А вот что с документами – непонятно. В протоколе обыска значатся 3 коробки с документами. Если вдруг следователи пришли с обыском не ради того, чтобы разобраться в ситуации, а для того, чтобы любой ценой обосновать обвинение, то из этих коробок теперь, как из шляпы факира, можно доставать что угодно, вплоть до секретной переписки об убийстве Кеннеди. Ну а что – вдруг Жанар Молдантаева и тут виновна, раскаялась, написала признание и отправила подруге в “Авиценну”? Пойди потом докажи, что не было такого письма в коробке!

Как-то не по-партнерски

Так почему же все-таки с обыском пришли именно в клинику?

А может, конечной целью всей операции была именно частная клиника? Как опасаются адвокаты, расследование договоров поставок может быть лишь предлогом, чтобы подобраться к клиникам: ЛПУ “Авиценна” и ЛПУ “Авиценна-Бурабай”, учредителем и владельцем которых является еще одна близкая подруга Жанар Молдантаевой – Юлия Гагаркина.

Тут стоит вспомнить историю возникновения ЛПУ “Авиценна-Бурабай”.

Гражданка США, уроженка Кокшетау Юлия ГАГАРКИНА уже много лет имеет свой успешный бизнес в Америке. Но родину свою никогда не забывала. В 2005 году Гагаркина задумала построить в родном городе Кокшетау клинику, которая бы обслуживала горожан по передовым западным стандартам. Построила. В “Авиценну” теперь едут лечиться со всей области, не исключая и столичных жителей. Оценив заслуги и взвесив финансовые возможности Гагаркиной, в 2017 году областной акимат предложил Юлии стать частным инвестором в первом для страны масштабном проекте ГЧП в медицине. Сказано – сделано.

Согласно сделке, Гагаркина и ее команда наводят порядок в здравоохранении Бурабайского района Акмолинской области, управляют всеми фельдшерскими пунктами, поликлиниками и больницами района, ремонтируют их, оснащают оборудованием, а через 30 лет отдают всё государству.

Государство, в свою очередь, в течение 10 лет возмещает понесенные на строительство затраты. На сегодняшний день Гагаркина вложила в ГЧП более 10,5 миллиарда тенге. Из этих средств государство возместило своему партнеру предусмотренные договором 2,5 миллиарда.

Остальные денежные вложения возмещению не подлежат. Вернуть их инвестор планировал за счет оказания платных услуг. Для этого в Бурабае отстроены новое здание больницы в 6 этажей, морг, ремонтируется инфекционная больница.

Глядя на интерьеры
Глядя на интерьеры «Авиценна-Бурабай», сложно поверить, что это обычная бесплатная больница. Фото Анны ВЕЛИЧКО

И если сейчас вдруг выяснится, что глава ЛПУ “Авиценна” – преступница, всё ею построенное можно легко отобрать в пользу государства или иного инвестора.

Это, естественно, не более чем предположение. Тем более что для расторжения договора ГЧП вроде бы и нет никаких предпосылок. Как сообщил нам в официальном ответе на запрос руководитель областного управления здравоохранения Нариман СЫЗДЫКОВ, ЛПУ “Авиценна” “выполняет свои обязательства в рамках договора качественно и в полном объеме и оказывает медицинские услуги населению согласно целевому назначению”.

Но зачем тогда следователи в рамках расследования уголовного дела по ТОО “Медлайн” и ТОО “ЛПУ “Авиценна” изъяли финансовую отчетность ЛПУ “Авиценна” и запрашивают аналогичную информацию по ЛПУ “Авиценна-Бурабай”, которые к поставкам оборудования не имеют вообще никакого отношения?

Еще:  Конкурс с щенячий патруль

А еще, как нам стало известно, в рамках расследования уголовного дела в отношении Молдантаевой был проведен обыск в квартире Гагаркиной.

В общем, согласитесь, история какая-то странная в Акмолинской области происходит.

В рамках закона и в интересах следствия

Хочется верить, что следствие и суд разберутся в этом деле и объяснят, за что 3-й месяц сидит в СИЗО Жанар Молдантаева? Мы обращались с просьбой проверить методы следствия спецпрокуроров к генеральному прокурору РК Гизату НУРДАУЛЕТОВУ. В частности, хотели узнать: с каких пор документы при обыске изымаются коробками? Как того требует процедура, наш запрос Гизат Дауренбекович переправил в прокуратуру Акмолинской области. “Указанные вами в обращении обыски проведены с санкции суда, при их производстве нарушений требований уголовно-процессуального законодательства не допущено”, – отрапортовал заместитель прокурора Акмолинской области Бекжан ЕРМУХАНБЕТУЛЫ. Так и хочется воскликнуть: “Уважаемый Бекжан Ермуханбетулы, запросите у своих подчиненных процессуальные документы. Проверьте: так дела обстоят на самом деле, как вам докладывают?”.

А еще хотели бы обратиться к председателю Верховного суда Жакипу Асанову. В ближайшие дни Акмолинский областной суд будет рассматривать апелляционную жалобу адвокатов на постановление следственного суда о продлении Молдантаевой Жанар меры пресечения в виде содержания под стражей до 3 месяцев. Убедительная просьба – возьмите это дело под свой личный контроль. Согласитесь, какая-то мутная история там происходит.

Источник

Artemia salina: без права на выживание

Artemia salina: без права на выживание№55

Материал подготовил Андрей ЗУБОВ
Серьёзная опасность для Коргалжынского заповедника – это противоправный сбор цист артемии салина – основного объекта питания фламинго, пеганок, куликов и других водоплавающих и околоводных птиц.

Казахстан рискует потерять часть своего национального достояния – биоресурсы рачка Artemia salina, живущего в солёных озёрах Коргалжынского заповедника.
«В редакцию пришло тревожное письмо…» Именно так начиналось множество журнальных статей в недавнем прошлом. Возьмём такое вступление и мы, тем более что содержание письма без преувеличений касается одной из самых тревожных тем нашей экологии.

Автор письма – научный сотрудник РГУ «Коргалжынский государственный природный заповедник», биолог-охотовед Марат Макимов. Вот что он пишет.

Уникальный заповедник
«На протяжении всей истории человечества водно-болотные системы играли исключительно важную роль в его развитии, – пишет Марат Ныгметжанович. Они являлись и являются прежде всего стабилизирующим компонентом ландшафта, влияющим на формирование водного баланса и климата территории, самоочистительную способность природных комплексов, поддержание биологического и ландшафтного разнообразия. Сегодня сохранение водно-болотных угодий во всём мире рассматривается как одно из важнейших условий сохранения качества жизни, а порой и самого существования коренных народов той или иной страны. Именно поэтому они были выделены в отдельную категорию природных объектов, нуждающихся в особой охране на международном уровне.
Казахстан (в составе СССР – Казахская ССР) присоединился к Рамсарской конвенции в 1975 году, получив при этом статус объектов международного значения для 12 водно-болотных угодий. С распадом Советского Союза в 1991 году в границах Казахстана осталась всего одна такая территория – Кургальджинский государственный заповедник (транскрипция сохранена). Как независимое государство, Казахстан подтвердил международный статус Коргалжынского заповедника и присоединился к Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом в качестве местообитаний водоплавающих птиц, совершённой в Рамсаре (Иран) 2 февраля 1971 г. (с поправками, внесёнными в неё Парижским протоколом от 3 декабря
1982 г., и поправками, внесёнными в Режине 28 мая 1987 г.) со дня подписания Закона РК от 13 декабря 2005 года, № 94-III.
В 2000 году озеро Тениз (Тенгиз) вошло в международную сеть «Living lakes – Живые озёра», куда входят самые уникальные озёра мира. В 2007 году территория заповедника стала частью Всемирной сети мест, признанных ключевыми орнитологическими территориями (IBA). В 2008 году в составе номинации «Сары-Арка степи и озёра Северного Казахстана» включён в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.
На заседании 24-й сессии Международного координационного совета программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера» 11 июля 2012 года в Париже (Франция) была учреждена номинация на признание ЮНЕСКО первого казахстанского биосферного резервата «Коргалжын».

salina1

Чёрный бизнес
Такова в общем-то оптимистическая предыстория вопроса, и в целом заповедник прошёл испытание временем, хотя и претерпевал в разные годы искажения под воздействием общественно-политических факторов. Но жизнь не стоит на месте, сегодня возникла другая серьёзная опасность для заповедника – это противоправный сбор цист артемии салина. Обидно, что нашу заповедную природу сегодня надо охранять не только от браконьеров, которых гонит порой нужда, но и от иных «деловых» людей и «бизнесменов». Трудно отстаивать принципы на практике, когда на твои плечи возложена ответственность за сохранение конкретной территории.
В сентябре 2013 года впервые на оз. Тениз службой охраны была пресечена попытка незаконной добычи цист артемии салина, основного объекта питания фламинго, пеганок, куликов и других водоплавающих и околоводных птиц.

Приговорённые к вымиранию
Борьба с незаконной добычей цист силами службы охраны заповедника если и ведётся, то явно не в их пользу. Браконьерство на озере и в его окрестностях процветает, так как береговая линия озера Тениз достаточно велика – около 400 км. Инспектора службы охраны заповедника просто не в силах изменить ситуацию, противостоять этому беспределу, поскольку конфликт с нарушителями мог порой окончиться открытым вооружённым противостоянием. Чтобы поймать собирателей цист с поличным, заповеднику придётся содержать настоящий спецназ, вооружённый по последнему слову техники, что имеет мало общего с реальностью.
Проблему в 2015 году удалось частично переломить лишь тогда, когда места сбора цист взяли под контроль правоохранительные органы и отчасти стабилизировали ситуацию в этот сезон.
Современный уровень браконьерского способа добычи цист на озере Тениз чрезвычайно высок и может привести к быстрой деградации местообитаний артемии салина. Биоресурсы могут оказаться приговорёнными к вымиранию или испытывать сильное генетическое истощение. Опыт многолетних мировых исследований показывает, когда вид вовлекается в коммерческий оборот, потери могут достигнуть опасно критического уровня.
В условиях сформировавшегося нелегального рынка, где, по разным оценкам, цена одного мешка цисты колеблется от 45 до 50 тыс. тенге и выше, создаются исключительно комфортные условия для развития товарного браконьерского промысла. Исходя из этого, противоправный вид деятельности уже находится на стадии завершения своего становления и структуризации.
Жизнь к тому же убедительно показывает, что ни наличие здесь заповедника, ни директивные документы, даже законы озеро никак не защищают. Нелегальный «рынок» – это в первую очередь рынок, то есть понятие экономическое, а потому действенные меры в борьбе с ним – экономические, то есть вытеснение нелегалов с рынка продаж. Упор нужно делать как на выявление и пресечение случаев нелегальной добычи, так и на разрушение сложившейся сети нелегальной торговли цистой. Это один из действенных способов противостояния этому беспределу и говорит о востребованности определённой силы, способной навести порядок в рамках ЗАКОНА. Государство должно оставлять за собой право монополии в отрасли, затрагивающей национальную безопасность.

Еще:  Оперные фестивали и конкурсы

Так мы потеряем фламинго
Ни в коем случае нельзя пускать процесс «освоения» озера на самотёк – слишком велика ценность этого уникального водоёма. У местного населения, проживающего на сопредельных с заповедником территориях, он обычно ассоциируется как социально чуждый объект, ограничивающий его свободу на ведение хозяйства, пользование природных ресурсов (земельные, пастбищные, сенокосные и т. п.).
В основном этому мешает недостаточное понимание обществом функций государственных заповедников, их места в системе ООПТ и, наконец, самой территориальной формы охраны природы. Охраняемые природные территории должны перестать восприниматься в обществе как изолированные от внешнего мира островки экологического благо получия. Они должны трансформироваться в общественном сознании как объективно выполняющие важнейшие и в принципе ничем неза­менимые функции, связанные с обеспечением всё более дефицитных благ естественного происхождения. Названные блага и прочие выгоды функционирования ООПТ возможны лишь до тех пор, пока последние воспринимаются как природное наследие, то есть ценности, подлежа­щие непременной передаче последующим поколениям.

Артемия салина – Artemia salina (Linn,1758) относится к подклассу жаброногих раков (Branchiopoda), отряду жа броногих (Anostraca). Возрастающий интерес к артемии салина (спрос на цисту) в последние два десятка лет обусловлен её ценным химическим составом, который характеризуется высоким содержанием белка, значительным уровнем незаменимых аминокислот, гормо нов, каротиноидов, витаминов, ценных жирных кислот в цистах и рачках (Ивлева, 1969, Руднева, 1991). В 2014–2015 годах процесс «освоения» озера Тениз продолжился и обрёл угрожающий для экосистем запо ведника характер. При наличии огромного спроса на цисту артемии салина появился целый ряд заинтересо ванных структур, готовых профинансировать и контро лировать эту сферу «бизнеса». Ситуацией почти открытого промысла быстро восполь зовались «деловые» люди и «бизнесмены», которые сумели найти способы реализации. Они ездят по удалённым аулам (сопредельные с заповедником тер ритории), скупая нелегально добытую цисту у местного населения или заказывая её знакомым местным жите лям или заезжим «варягам». К сожалению, определить объём незаконной добычи цисты не представляется возможным. Разные «эксперты» определяют ежегодную добычу цист по-разному, однако эти оценки по большей части умозрительны, так как в их основе нет планомерного сбора информации. По сути, мы лишены получения любых сведений о состоянии биоресурса. Это серьёзная проблема, которую трудно преувеличить

Уже сейчас нужна организация широкой просветительской кампании посредством издания буклетов, постеров, календарей, видеофильмов и т. п. Местные жители должны видеть, что экологическая безопасность в Республике Казахстан постоянно находится в центре внимания, и понимать, что запасы биоресурсов небезразличны государству. Если оставить всё как есть, истощение биоресурса повлечёт за собой цепь разрушительных последствий.
А это значит, мы можем навсегда потерять одну из самых краси­вых и оригинальных птиц нашей фауны – фламинго (Phoenicopterus roseus, Pall). «Узкая специализация этой птицы в кормовом отношении и её крайняя специфичность в отношении выбора мест для устройства гнёзд наряду с колониальным образом жизни приводят к тому, что водоёмы, удовлетворяющие фламинго как в кормовом, так и в гнездовом отношении, встречаются редко» (И. А. Долгушин, 1960).
Печально, что в XXI веке существование фламинго в Коргалжынском заповеднике оказалось под угрозой. Мы хорошо осознаём, что жизнь есть жизнь и что заповедники есть часть общества и эволюционируют заодно с ним, вот лишь одно высказывание: «Время было такое – с времени и спрашивайте» (из Ю. Трифонова) – вызывает большие сомнения. Здесь уместно вспомнить слова авторитетного учёного в области современного заповедного дела, доктора биологических наук Ф. Р. Штильмарка: «Живые люди – особенно те из них, кто облечён разной степенью власти, – они-то и определяют собой то или иное вре­мя, формируя конкретными поступками ход истории».

Когда прокуратура не помощник
Вот такое отчаянное письмо написал сотрудник Коргалжынского за­поведника. Что можно добавить? Знает ли прокуратура Акмолинской области о тревожном положении дел? Знает. Ещё в августе 2015 года она отчиталась о борьбе с браконьерами на озере Тениз.

salina2

«В последние годы увеличилось число браконьеров по незаконной добыче рачков «Артемия салина». Если за 2013 год на территории обла­сти зарегистрировано всего 3 факта незаконной добычи рачков «Арте­мия салина», то в 2014 году их число возросло до 20», – написал помощ­ник специализированного природоохранного прокурора Акмолинской области Серик Жумакаев и далее пояснил:
«Стоит также отметить, что только после вмешательства проку­ратуры совместными усилиями органов внутренних дел и других за­интересованных органов, путём проведения рейдовых мероприятий быстро развивающаяся тенденция браконьерства на территории запо­ведника и озера Тениз пресечена. По выявленным фактам возбуждены уголовные дела, по результатам их рассмотрения в суде к уголовной ответственности в виде условного лишения и ограничения свободы с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью с взысканием процессуальных издержек осуждено 8 лиц. В результате в текущем году фактов незаконной добы­чи «Артемия салина» не установлено».
Ну а концовка прокурорского ответа просто ввергает в гомериче­ский хохот и плач: «По итогам анализа специализированной природо­охранной прокуратурой Акмолинской области в адрес Коргалжынского государственного природного заповедника внесено представление о принятии исчерпывающих мер по недопущению и пресечению браконьерства на его территории».
То есть воистину «спасение утопающих – дело рук самих утопаю­щих». Так-то, господа природоохранники…

Мы воруем, они производят
Тем временем спрос на рачков Артемии салина растёт и растёт. Се­годня эти организмы – уже не просто корм для рыбок. Китайские кос­метологи выпускают уникальные средства для кожи, где используется биоматериал Артемии салина. Кроме того, медики из Поднебесной предлагают чудодейственные препараты от импотенции, созданные из цист этого рачка. Да и российские учёные стремятся не отстать от ки­тайских коллег, пытаясь создать свои рецепты уникальных продуктов из Артемии салина. Поэтому в Интернете и процветает бизнес на рачках. На множестве форумов вы можете легко найти объявления типа «За­купаем цисты Артемии на постоянной основе. В Омской области цены обсуждаются от 5 до 25 долларов за килограмм, после мойки по выходу чистого продукта», «Куплю на постоянной основе сырые цисты Артемии салина из Казахстана, цены договорные», «Предлагаем к реализации: сухие цисты Артемии салина. Влажность до 8%, выклев +70% (сбор – Казахстан). Опт, мелкий опт. Зависит от качества и объёма».
Между тем в России существует несколько заводов, которые выра­щивают рачков. У нас их нет. Неужели, имея такой уникальный подарок природы, мы умеем только воровать его?

Источник